Skip navigation

Что такое Бог? Значение слова bog, философский словарь

Значение слова «Бог» в Философском словаре. Что такое бог? Узнайте, что означает слово bog - толкование слова, обозначение слова, определение термина, его лексический смысл и описание.

Бог

1. Бог – — иллюзорный образ , наделенный сверхъестеств. свойствами, являющийся гл. объектом поклонения почти во всех религиях . Во всех развитых религиях Б. приписываются качества всесовершенной личности, создавшей мир и управляющей им в соответствии с собств. волей. В иудаизме - Яхве , христианстве - троица (бог-отец, бог-сын, бог-дух святой ), в исламе - Аллах , в индуизме - Брахма , Вишну , Шива , в зороастризме - Ахурамазда и т. п. Представление о Б. как о личном и сверхприрод. является определяющим признаком теизма . В противоположность этому в пантеизме Б. выступает как безличная сила , присущая природе, а подчас и тождественная ей. В политеизме фигурируют сотни богов, один из к-рых обычно выступает как гл. Б. В монотеизме вера в единого и всемогущего Б. -гл. религ. догмат . С завершением историч. процесса формирования осн. монотеистич. религий возн. религ.-филос. учение о Б. - теология . Б. становится не только предметом веры и культа , но и понятием идеалистич. философии. Представление о богах возн. в процессе эволюции религии и связано с переходом от ее первобытн. форм / фетишизм , тотемизм , анимизм , магия } к олицетворению сил природы. Разложение первобытнооб-шин. строя и возникновение межплемен. союзов, классов и гос-в обусловили утверждение генотеизма - приоритета богов тех племен, к-рые заняли доминирующее положение в новой общности людей. Мардук , Осирис, Яхве, Зевс , Юпитер , Перун стали верховными богами, тогда как боги др. племен стали покровителями отд. видов хоз. деятельности. Попытки объяснить причины возникновения идеи Б. известны с глубокой древности. В античном мире связывали возникновение представлений о Б. с неумением объяснить стихийн. явления природы, выводили эту идею из обожествления вождей, царей, крупных военачальников и политич. деятелей, представляли ее как хитроумную выдумку жрецов, использующих идею Б. для упрочения своего положения в об-ве. Мн. выдающиеся мыслители средних веков и Нового времени считали идею Б. следствием обмана и невежества людей, принимавших за реальность фантастич. связь причин и следствий. В 19—20 вв. в бурж. религиоведении получила распространение мифологии, школа, считавшая представления о Б. результатом олицетворения кос-мич. явлений, анимистич. школа (Э. Тайлор, Г. Спенсер ), трактовавшая идею Б. как эволюцию представлений о душе, социоло-гич. школа (Э. Дюркгейм), утверждавшая, что Б. - это символ , в к-ром об-во обожествляет само себя. Плодотворными были попытки раскрыть психологич.основы возникновения идеи Б. (Л. Фейербах ). Все теории происхождения идеи Б. противостояли богосл. постулату о врожденности и вечности божеств, идеи, но только атеизм марксистский раскрыл на основе всесторонних науч. данных соц. и гносеологич. причины возникновения идеи Б., условия эволюции и угасания этой идеи, ее несостоятельность и реакционность, соц. роль и клас. содержание . «Бог есть (исторически и житейски) прежде всего комплекс идей, порожденных тупой придавленностью человека и внешней природой и классовым гнетом, — идей, закрепляющих эту придавленность, усыпляющих классовую борьбу» (Ленин В. И. ПСС, т. 48, с. 232). Кризис всех совр. религий непосредственно связан с утратой веры в Б. широк, массами. Признавая реальность этого процесса, священнослужители и богословы предлагают различные способы обновления традиц. теистич. концепций, формулируют модернизированные представления о Б.

2. Бог – Если все должно иметь причину, Бог тоже должен иметь причину. Если может существовать что-нибудь без причины, это может быть в равной степени как мир, так и Бог, так что в этом аргументе не может быть никакой вескости. Он того же рода, что и мнение индийца, будто мир покоится на слоне, а слон покоится на черепахе. Когда спросили: "А как насчет черепахи?", индиец сказал: "Давайте переменим тему". Аргумент, о котором идет речь , на самом деле не лучше. Существуют, вообще говоря, две функции, которые христианский Бог должен выполнять. Он должен быть Провидением и Творцом. Лейбниц присоединил первую функцию ко второй, хотя и часто отрицал, что сделал это. Почему Бог издал именно эти, а не другие законы природы ? Если мы скажем, что он сделал это просто по своей доброй воле и без какого-либо основания, мы обнаружим, что существует нечто, не подчиняющееся законам, и тогда цепь естественного порядка прервется. Если скажем, как это делает большинство ортодоксальных теологов, что при издании каждого из законов Бог имел основание дать именно этот, а не другой закон (основанием, конечно, было создать наилучший универсуум, хотя нам не пришло бы это в голову, глядя на него), - то есть если было основание для законов, данных Богом, тогда Бог сам подчиняется закону, и поэтому нет никакого смысла вводить Бога в качестве посредника. [Позвольте комментарий - А.Б. А как насчет "добровольного подчинения (своим же) законам"? Между прочим это именно то, за нарушение чего были изгнаны из рая люди...] Когда мы смотрим на этот аргумент промысла , больше всего удивляет, как люди могут верить, будто бы этот мир, со всем, что в нем есть, со всеми недостатками, должен быть лучшим из всех, которые всемогущество и всезнание способны были произвести за миллионы лет. Я действительно не могу в это поверить.

3. Бог – (от общеарийского "баха" - благо , одарение, наделение) - Абсолютная Личность , верховное существо, стоящее выше всех индивидуальных "я" и свободное от всех недостатков. Б. - это совершенное, вечное, всепроникающее, всемогущее и Всеведущий в Словаре Ожегова'>всеведущее существо, бессмертный дух, первичная реальность и конечная цель мира. Уже у Гомера и Гесиода божества персонифицированы под определенными именами; все эти божества суть высшие духи мужского или женского рода - теосы или феи (от греч. theos, лат. deus - бог). Греч. слово "теос" означает духовное начало , а лат. термин "деус" ("деос") образован от корня "деи" ("ди"), означающего свет , небо . Русское слово "день" - от этого же корня. В ведийской мифологии Бхага (собст. "наделитель") - божество, правящее солнцем. Древнепер- сид. "baga" (бог, господин) в поздних частях Авесты обозначает Ахурамазду и Митру. Название столицы Ирака - Багдад - переводится как "Богом данный". На санскрите "Бхагаван" (господь, господин) - обычная форма обращения к почитаемому лицу (Богу, святому, царю и др.); в Пуранах Верховного Господа величают "Бхагаван", т. е. буквально: "Тот, Кто одаряет всем, приносит благо". У славян иранское слово "baga" могло появиться еще в I тыс. до н. э.; это слово первоначально связывалось с представлениями о благе, богатстве, а также о Подателе счастья, доли, полноты, изобилия. Отсюда производные слова: "богат" - тот, кто обладает всем вполне и счастлив, "убог" ("небог") - тот, кто лишен благоденствия, удачи, счастья, т. е. беден; "богатырь" - герой былинного эпоса , "наделенный" высшими, божественными, свойствами. В народной традиции Б. обычно представляется в виде старца с бородой, живущего на небе, но иногда и ходящего по земле в образе странника, нищего или в сопровождении святых. Люди рождаются по воле Б. и отдают Ему свои души после смерти ("Бог дал - Бог взял", "Богу душу отдать", т. е. умереть). В Священных Писаниях многих религий личность Б. характеризуется прежде всего как Полнота Бытия, Совершенство , Истина (Естина). В Ветхом завете читаем: "Бог сказал Моисею: Я семь Сущий. И сказал: так и скажи сынам Израилевым: Сущий послал меня к вам" (Исх., 3:14). В религии зороастрийцев Б. - Ахурамазда: "Мое первое имя есть Ахми - я есть" (Ясна, XIX, 3,4.). В Новом завете христиан Б. говорит о Себе: "Я есть Альфа и Омега , начало и конец " (Откр. Иоан., 1:8). В Коране та же мысль : "Во власти Бога и Восток и Запад ; куда ни обратитесь вы, везде вы встретите Лицо Бога, ибо Бог вездесущий и всеведущий" (Коран, 2.109). Вместе с тем Писания представляют Б. не только как Абсолютную Личность в явленности Себе или избранным людям, но и как Творца мира и человека - в Его действовании и управлении. Поэтому в теологической литературе нередки такие ролевые дефиниции: "Бог - Творец мира, Спаситель и Судья", "Бог - верховное существо, управляющее миром, или одно из множества таких существ". В 37 главе книги Иова в Библии дано подробное описание Б. как Создателя и Хранителя Вселенной. Однако не все богословы принимают определение Б. как Творца за указание на самую глубокую сущность Его и ищут "немирскую" (непроявленную, нефункциональную) природу Б. вне Его связи с нашим миром - как бесконечное Сознание , Ум; буддисты и джайнисты отрицают бытие Бога-Творца. В теологии и философии христиан принято говорить о двух природах - о природе творящей ( natura naturans , "первой природе"), т. е. о Боге-Творце, и о природе сотворенной (natura naturata, "второй природе"), т. е. о физическом мире, в котором мы живем. Понятие Абсолютной Полноты Бытия не может означать никакого определенного наличного бытия, его можно охарактеризовать лишь апофатически (отрицательно) - как беспредельность, бескачественность, бесформенность и т. п. и, следовательно, как абсолютную непознаваемость. Единственный положительный атрибут Б. в апофатическом богословии - само Его свойство чистого бытия; определять это бытие запрещено. Катафатическое (утвердительное) богословие дополняет апофатическое, частично описывая Б. позитивными определениями и умозаключениями. В нем понятие Б. как Полноты Бытия преставлено дилеммой: а) Б. абсолютно прост, не имеет частей, на которые мог бы распасться, и поэтому Он вечен, вневременен, бессмертен; б) Б. - самое сложное, онтологически высшее существо. Его вечность обеспечена присущей Ему неисчерпаемой энергией. В первом случае непостижимость Б. выводится из постулата о Его бесконечной простоте, несоставленности, а во втором случае - из суждения о Его несравнимой с человеком сложности. ЕслиБ. прост, то приближение к Нему человека есть нисхождение его души к Б., опрощение; если же Б. - самое сложное существо, то единение с Ним - восхождение к вершине, совершенствование. Катафатическое богословие оперирует множеством личностных характеристик Б. (святость, милосердие, праведность , справедливость и др.); мусульмане, например, насчитывают около тысячи атрибутов Б. Иудаизм представляет Б. недоступным, отдаленным от людей, ревнующим и требующим жертвы. Напротив, в христианстве Б. предстает Отцом для всех тех, кто в Него уверовал. Евреи начинают говорить о Б. в связи с конкретным историческим событием : приблизительно за 1900 лет до н. э. в стране халдеев Б. открывает Себя Аврааму, беседует с ним, призывает Авраама оставить свою страну и переселиться в Ханаан. Для потомков семьи Авраама Б. не есть абстрактное понятие или безличная сила , но есть "Бог наших отцов", "Бог Авраама, Исаака и Иакова", есть одна конкретная личность, с которой праотцы могли непосредственно общаться. Христианская церковь верит, что Б. открывает Себя в истории не как простая Единичность, но как Троица , а именно как соборное единство Отца, Сына и Св. Духа. Согласно Библии, Б. открылся Аврааму возле дубравы Мамре в виде трех явившихся к нему мужей (Быт, 18:1 - 3). В Новом завете Иисус Христос отличает Себя и от Отца, и от третьего лица - Святого Духа. Высказывания о Троице в тексте Писания имеют опытно-описательный характер , но вовсе не статус умозаключений. Многие философы -эллины, принявшие христианство , не могли примириться с идеей Троицы, полагая ее нелепой. Как можно мыслить одновременно бытие трех не ущемляющих друг друга Абсолютов, как совместить мысль об Абсолюте с мыслью о множественности Абсолютов? Стремясь найти способ устранить сопряженные с образом Троицы противоречия, римлянин Савеллий (нач. III в.) предложил считать, что Три Божественные Лица - это всего лишь три различные "роли" Единого Б.: в эпоху Ветхого завета Б. открывает Себя и действует как Отец, в Новом завете - как Сын, а в жизни церкви - как Св. Дух. В нач. IV в. александрийский священник Арий пришел к выводу , что в Божественных Лицах надо видеть не только различные Ипостаси , но и различные сущности: Сын представляет Собой "тварную" сущность, созданную Богом-Отцом. Савеллианство, арианство и многие им подобные "философские" истолкования Троицы были отвергнуты церковью. Личное имя Б. - особая теологическая проблема в христианстве. Согласно Писанию, Б. наделил человека желанием давать всему имена. И у Б. должно быть личное имя - Иисус имел это имя в виду, когда учил своих последователей молиться: "Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое" (Матф., 6:9). Имя Б. встречается восемь раз в оригинальных Десяти заповедях (Исход, 20:1 - 17) и по-еврейски пишется так: ? "? п-1. Эти четыре буквы, называемые тетраграмматоном, в еврейском языке читаются справа налево и могут быть переданы на многих современных языках буквами ЙГВГ (или ЙХВХ). Никто не знает точно, как вначале произносили имя Б. Дело в том, что когда писали Библию подревнееврейски, то писали только согласные - без гласных. Пока древнееврейский язык был разговорным, никаких трудностей не было: израильтяне знали, как произносить Имя, и когда встречали его в письменной форме, то, не задумываясь, дополняли гласные. Это положение изменили два обстоятельства. Во-первых, боязнь произносить имя Б. вслух неправильно (при чтении Библии иудеи проговаривали не имя Б., а слово " Адонай ", т. е. "Суверенный Господь") делала Его имя все более секретным. Во-вторых, со временем древнееврейский язык вышел из повседневного употребления, и т. о. первоначальное произношение имени Б. в конце концов забылось. Современные ученые пытаются установить первоначальное произношение имени Б., предлагая такие формы: "Иегоуаг", " Яхве ", "Ягве", " Иегова ". Но так ли уж важно отыскать истинную древнюю форму произношения Его имени? Ведь и имя Иисуса Христа у разных народов звучит по-разному: Иешуа, Иегошуа, И-е-сус, Хе-сус, Дже-сус, Е-зус; имя Иисуса не перестают употреблять из-за того, что точно неизвестно его подлинное произношение. Как бы то ни было, большинство переводов, даже когда они содержат имя Б. в еврейских Писаниях, опускают его в христианских греческих Писаниях, или в Новом завете (за исключением сокращенной формы "Яг" в слове "Аллилуйя" в рукописи книги " Откровение "). Удаление имени Б. из греческих Писаний подчас ведет к путанице - порою трудно понять, о каком члене Троицы идет речь в священном тексте. Например, Псалом 109.1: "Сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня..." был бы более понятен в таком переводе: "Говорит Иегова моему Господу: "Сиди по правую руку от Меня..." Филон Александрийский учил, что Б. невозможно определить и, стало быть, назвать; в то же время замена личного имени титулом противоречит требованию чтить имя Б. Процесс творчества Б. (Отца, Иеговы) представлен в теологии тремя основными моделями-учениями: пантеизмом, панентеизмом и теизмом. Пантеизм (от греч. pan - все и theos - бог; Бог во всем) растворяет Б. в физическом мире, лишает Его личностных свойств и приписывает Ему совечность с сотворенным универсумом. Мир проистекает из Б. как вечной сущности, т. е. создается путем эманации. Панентеизм (от греч. pan en theos - все в Боге) - промежуточная между пантеизмом и теизмом модель . Согласно ей, сотворенный мир целиком пребывает в Б., но Б. не полностью растворен в мире, т. е. имеет также такое содержание , которое выходит за пределы мира и трансцендентно миру. Тем самым личностная и творящая сущности Б. не совпадают между собой. Наконец, в теизме Б. понимается как совершенно отделенная от творимого Им мира Абсолютная Личность. Мир не истекает из Б. и не находится в Нем, но творится Б. из ничего, безо всяких наличных предпосылок. Благодаря трансцендентности Б. сотворенной природе Его творчество всегда абсолютно ново - Он порождает всегда то, чего раньше не было в принципе . Б. творит Словом, сила творения из ничего заключена в энергии Абсолютного Духа. Если пантеизм и панентеизм характерны для религий Востока, то теизм в целом отличает авраамические религии (христианство, иудаизм, ислам ). От теизма следует отличать деизм , распространившийся в эпоху Просвещения. Согласно теизму, Б. постоянно заботится о сотворенном Им мире и ведет его к конечной цели (провиденционализм). Напротив, деизм ограничивает Творение одноразовым актом и утверждает, что Б. далее не вмешивается в ход физических законов и не принимает участие в судьбах людей. Какая сфера человеческого естества или какой орган человека служит проводником связи с Б.? Одни философы и богословы полагают, что такой сферой служит наш разум ( Гегель ). Другие искали средоточие религии в нашей воле, нравственном действии, велении долга (И. Кант). Рационализаторству и морализаторству Шлейермахер противопоставил учение о чувственной сфере как средоточии религии; не важно, как мы мыслим о Б., важно, что мы чувствуем себя христианами, заявлял он. Ап. Павел учил, что центром личной и нравственной жизни (вкупе с разумом, волей и чувством ) служит человеческое сердце; Сердце в Словаре Даля'>сердцем человек любит Б., а Б. есть любовь . Д. В. Пивоваров

4. Бог - в силу ограниченности ресурсов отдельной личности и общества: интеллектуальных, информационных, временных (к тому же и безработица влияет, причем уже тысячелетия) - людям многое приходится принимать на веру (верить или не верить - основной вопрос философии и бытия), чем и пользуются некоторые другие личности, обнаружив, что таким делом также можно неплохо зарабатывать себе "на хлеб с маслом" - появляется идея Бога .... У каждой религии свой Бог, а у каждого Бога свои почитатели. В последнее время Богом объявляется все что угодно, суть феномена сводится к тому, что говоря слово "Бог", человек всего-навсего утверждает следующее: "Есть многое в этом мире, чего я не знаю, чего не знают также и другие, знакомые мне люди , и я утверждаю, что это, то есть то, чего я не знаю, существует ( правда , следует отметить, что с этим никто и не спорит)! И Я (вариант: НО Я) называю Его Бог." Ассоциативный блок. Внушение беззащитному ребенку веры в Бога - растление малолетних.

5. БогТворец и устроитель всего сущего, высший предмет религиозной веры. В религиях Древнего Китая, Кореи, Японии, Индии, Древнего Востока описывается сонм богов, один из которых обычно выступает как главный, наиболее могущественный, например Зевс у древних греков. В индуизме такая иерархия отсутствует. Наряду с «великими» богами здесь нередко почитаются и второстепенные, низшие боги, неотличимые от местных духов, гениев, демонов. Понятие Бог исползуется и как понимание Высших Принципов природы, стихий, законов, а в астрологии как соль, дом дня – девятый небесный дом. В индивидуальной Астрологии отвечает за дальние путешествия, умственные способности , религиозные и политические взгляды сводных братьев и сестер, внуков. В мироновой астрологии ему подчинены транспортные сети, религия, духовенство, ученые, учителя, правительственные служащие, высшие учебные учреждения, суды и иммигранты. Понятие Бога как Абсолюта включает в себя три основных аспекта совершенства. 1. Бог как абсолютное, всемогущее и совершенное начало , творец всего сущего. 2. Бог как абсолютное духовное начало, которому принадлежит атрибут всеведения, премудрости. 3. Бог как совершенное всеблагое начало, абсолютный источник милости и справедливости.

6. Богполнота бытия, абсолютная личность , верховное существо, стоящее выше всех индивидуальных я и свободное от всех недостатков. Бог это совершенное, вечное, вездесущее, всепроникающее, всемогущее и всеведущее существо, бессмертный дух, первичная реальность и конечная цель мира.

7. Бог – — сакральная персонификация Абсолюта в религиях теистского типа: верховная личность , атрибутированная тождеством сущности и существования, высшим разумом, сверхъестественным могуществом и абсолютным совершенством . Персонифицирующая интерпретация единого Б. свойственна для зрелых форм такого религиозного направления, как теизм , и формирование ее является результатом длительной исторической эволюции религиозного сознания. Исходные формы религиозных верований ( тотемизм , фетишизм , анимизм , магия ) не порождают персонифицированной трактовки сверхъестественного. Тотемизм как архаическое верование в кровную близость и общее происхождение рода, восходящее к единому зооморфному предку — тотему (на языке племени алгонкинов аджибве ototem означает "его род"), фактически содержательно исчерпывается изложенным тезисом и реализуется в системе табу — категорически жестких запретов на сакральной основе, которые могут быть рассмотрены как основание предкультовой практики. Табуированный объект выступает одновременно как священный и как запретный, и главное табу — это табу на предка: на соответствующих животных не охотятся, их не поедают и т.п.; в тотемизме действует так называемый принцип инфекционизма: нарушивший табу нечист, и прикоснувшийся к нему делается нечистым, вследствие чего тотемическое сознание включает в себя разветвленную систему катартических приемов. Фетишизм (порт, fetico и фр. fetiche — амулет) представляет собой интерпретацию семиотических функций объекта в социальном контексте как его атрибутивно-онтологических свойств (обручальное кольцо, монаршья корона, гербовая печать и т.п.); при артикуляции этих свойств как сверхъестественных фетишизм формирует практику поклонения данному предмету и приобретает черты культа , ветвящегося на типовые приемы задабривания фетиша (от украшения и целования до жертвенного смазывания губ идола живой кровью) и малораспространенные приемы истязания, когда у фетиша пытками вымогается желаемое. Анимизм (лат. anima — душа и animas — дух) как одухотворение сил природы ( термин введен немецким химиком и физиологом Г.Э. Шталем в нач. 17 в.) с каждым живым (как тотемизм с тотемом) и неживым (как фетишизм с фетишем) объектом связывал наличие соответствующей ему сверхъестественной сущности, обусловливающей его свойства; в эволюционной тенденции анимизма наблюдается очевидный вектор от души как необходимо укорененной в "своем" теле к духу как достаточно свободному по отношению к конкретному телесному воплощению: если гамадриада в греческой мифологии погибает с порубкой дерева, в котором она живет, то дриада уже может существовать и вне его. Магия (греч. magia — чародейство) представляет собой систему ритуальных действий, призванных реализовать достижение реальных целей сверхъестественными средствами, и основана на вере в наличие сверхъестественной, пронизывающей весь мир сущности, посредством которой возможна трансляция воздействия от части к целому, от изображения к предмету, от имени к носителю и т.п. Для обозначения этой сущности в качестве общеупотребительного принят соответствующий термин меланейзийской мифологии — "мана". Представления о всепроникающем растворении мана в мире могут быть оценены как нулевой цикл в истории пантеизма (ср. о брахмане в Веданте: " брахман пронизывает все, как масло — все молоко"). Развитие означенных векторов сознания и наложение их друг на друга инспирирует системное оформление ранних религиозных верований языческого характера (см. Язычество ), в контексте которых оформляется первая форма религиозного сознания, предполагающая понятие Б. — политеизм . Эволюционная тенденция развития архаического сознания к антропоморфизму обусловила трактовку сверхъестественной сферы как пантеона (греч. pan — все и theos — Б, букв. — все боги), объединяющего различных конкретных Б., каждый из которых имеет свой облик и культ, однако, все они интегрально характеризуются либо переходным от зооморфного к антропоморфному (Древний Египет) либо окончательно антропоморфным (Древние Греция и Рим) характером. Дальнейшее развитие религиозного сознания приводит к трансформации политеистических представлений и оформлении монолатрии как результата структурно-функциональной дифференциации пантеона и выделения из него одного Б. как покровителя этнической группы ( Ашшур у ассирийцев, Яхве у еврейского племени союза Израиль , Зевс у греков, Перун у славян и т.д.) или местности (Мардук как покровитель Вавилона, Пта — Мемфиса, Амон — Фив, Афина — Афин, Гера — Микен, Асклепий — Эпидавра и т.д.). Монолатрия, предполагающая антропоморфные представления о божестве и фундированная идеей выделенности одного — верховного — Б., является важным этапом оформления монотеизма как собственно теизма и формирования комплекса представлений о Б. Интегративные социальные тенденции (объединение племен, связанное с ним покорение городов и т.п.) обусловили и усиление интегративных тенденций внутри монолатрического политеизма, приведших к формированию зрелых, т.е. последовательно монотеистических форм теизма. Так, например, образ Яхве исторически эволюционирует от местного племенного Б. к общееврейскому, а затем переосмысливается в единого и единосущего Б. как персонифицированный Абсолют. В учении греко-израильского мыслителя Филона Александрийского (28/21 до н.э. — 41/49), выступающем в качестве промежуточной стадии между язычеством и христианством , платоновское учение об идеях встречается с библейским учением о "личном Б.", задавая тенденцию переосмысления космологического полуметафорического демиургоса-ремесленника платоновской техноморфной космологии (см. Античная философия ) в Демиурга -Творца. Тождество сущности и существования в этом контексте признается лишь за Б., в тварном же мире сущность предшествует существованию (в разуме Творца) и даруется свыше ( гилеоморфизм как соответствие каждой субстанции своей духовной форме; оформляющийся у Августина и восходящий к Платону экземпляризм сотворенного); неоплатоническая идея эманации (см. Эманация ) переосмысливается как истечение света Божественной истины в праведные души ("свет веры"). Если для эволюционных стадий теизма был характерен гилозоизм как оживотворение и одухотворение мира, оформившийся позднее в пантеизм, предполагающий растворенность Б. в природе (от фалесовского "мир полон богов" до концептуального пантеизма Ренессанса ), то важнейшим моментом классического теизма является идея трансцендентности Б. по отношению к миру (от лат. transcendere — переступать): Б. вне и сверх мира, он Творец его и Вседержитель. Последнее означает, что Б. не только творит мир, но и перманентно присутствует в нем, направляя его развитие к сакральной высшей цели (см. Провиденциализм ) и вмешиваясь в случае необходимости в естественный ход событий (см. Теургия ). Понимание мира как творения Божьего, с одной стороны, в определенной степени десакрализует его, ибо тварный мир оказывается нетождественным трансцендентному Творцу (ср. с пантеизмом), что открывает определенный простор для когнитивных и практических манипуляций с этим миром; с другой же стороны — тезис о "свечении благодати Творца в благости творения" инспирирует, напротив, эмоционально окрашенное отношение к теургически понятому миру. В этом отношении классический теизм противостоит оформляющемуся в 17 в. деизму , допускающему творение мира разумной силой, но не подразумевающему персонификации последней и не допускающей ее последующего вмешательства в развитие эволюционирующего по естественным законам творения (см. Деизм). Строгий теизм аврами-ческих религий (христианства, иудаизма и ислама ) предполагает трактовку "живого Б." как единого и единственного при абсолютном "отсутствии подобных" (Библ., Второзак., VI, 4; Коран , II — 256, III — 1). Теизм аврамического типа не просто центрируется вокруг идеи персонифицированного абсолюта, но и характеризуется предельно напряженным переживанием его личностного характера, задающего возможность личного общения с Б. (идея восходит к ветхозаветному сюжету об Аврааме, вступившем в диалог с Б. и доказавшем в личном общении свою преданность ему). Такая глубоко личностная коммуникативная установка , основанная на принципиальной диалогичности интерпретации Б., задает особую акцентуацию эмоционально-чувственных форм религиозного сознания в теистских вероисповеданиях: экзальтацию в отправлении культа, экстатический восторг любви к Б., испепеляющий комплекс вины, содрогание " страха божьего" и глубоко интимное, потрясающее основы психики переживание раскаяния. (Данную Августином "психологическую" интерпретацию Троицы как вечного Божественного самопознания и любви экзистенциализм рассматривает как свое предвосхищение.) Однако, впоследствии на эту поведенческую и — в целом — мировоззренческую парадигму, восходящую к текстам Священного Писания, накладывается — начиная с патристики — унаследованная от античности и восходящая к текстам неоплатоников парадигма рациональной аналитики внеположенного Абсолюта, что порождает в религиях теи-стского типа (в частности, в христианстве) традицию концептуального истолкования Б., которая конституируется как теология и фундируется совмещением фактически несовместимых установок отношения к Б.: сакрально-трепетного личного общения, диалога откровения, с одной стороны, и предметно-теоретической аналитики — с другой. Это противоречие достаточно остро ставит в теологии проблему богопознания. Понимание Б. как трансцендентного миру уже само по себе задает вектор его принципиальной непознаваемости в исчерпывающе завершенном плане : "сущность Божия для природы человеческой недомыслима и совершенно неизреченна" ( Василий Великий , ок. 330-379), а потому " человек не может постигнуть сущность Божества" (Григорий Палама, 1296-1359). Подлинное богопознание возможно лишь как результат откровения. Первое откровение о себе Б. дает Отцам Церкви, и тексты Священного Писания как воплощение этого откровения интерпретируются в этой связи как "Богодухно-венные", а потому сакральные. Последнее исходно понималось в тотальном плане (тертуллиановский тезис о святости каждой буквы в Писании); в контексте современных тенденций модернизации — относится только к содержанию Писания (апостольской керигме), порождая символические (в частности, нравственно-аллегорические) версии его толкования, а также многочисленные программы экзистенциализации (в рамках католического аджорнаменто ) и демифологизации (протестантская диалектическая теология , начиная от Бультмана) Библии. Логическим завершением идеи постижения Б. лишь посредством откровения является оформление такого варианта богопознания, как мистика , предполагающая непосредственное созерцание Божьего лика, узрение вечной истины, данной в акте откровения, принципиально невербализуемого и потому неинтерсубъективного. Православие фокусирует внимание именно в этой парадигме богопознания: идея принципиальной невозможности постижения сущности Божьей на основании логического закона тождества (Флоренский), ориентирующая на личный мистический опыт концепция спиритуалистического интуитивизма (Н.О. Лосский) и др. Вместе с тем, поскольку Б. не только трансцендентен миру, но и сопричастен ему как его Творец, постольку теизм, тем не менее, допускает в определенной мере возможность познания Б. посредством познания его творения. Так, католицизм , например, культивирует теологический принцип "аналогии бытия" (лат. analogia entis ) Б. и его творения, сформулированный августинианской теологией и возведенный Фомой Аквинским в фундаментальный принцип схоластической метафизики, согласно которому отношения аналогии не предполагают ни абсолютного различия, ни тотального сходства, но, напротив, " сходство в различии и различие в сходстве". Однако, практическое применение данного принципа неизменно дает многозначный результат вследствие неопределенности понятия бытия, что было зафиксировано в томизме (Фома де Вио) и стало предметом специального анализа в неотомизме (Э. Пшивара). Кроме того, при допущении относительного познания Б. "по плодам воли его", т.е. посредством изучения природных и социальных форм тварного мира, бытие Б. трактуется как невыразимое посредством категориальных средств и фиксируется только в специальных надкатегориальных определениях — трансценденталиях (позднелат. transcendentalia — от лат. transcendeus — переступающий). Система трансценденталий, предложенная иезуитским теологом Суаресом и доминировавшая в схоластике вплоть до 18 в., включает в себя такие Божественные определения, как ens ( сущее ), res ( вещь ), aliquid (нечто иное), inum ( единство ), verum ( истина ), bonum ( благо ). — Именно и только в них может быть передана полнота Божественного бытия, и именно посредством них Б. "возвещает о себе" в миру, а потому в схоластике действует принцип "каждое бытие есть единство, истина, благо", и постижение его есть путь к постижению истины и благости Творца. Этот же принцип, сформулированный как "гармонический параллелизм Творца и творения" (Б. Лакебринк) культивируется и в неотомизме. И хотя в понимании оснований веры как восточно-, так и западно-христианские традиции ориентируются на внелогические парадигмы (принцип "сердечной веры" в православии и томистский тезис о вере как основе принятия догматов вероучения), тем не менее, теология в качестве основного своего раздела включает в себя фундаментальную теологию или апологетику — рационально-теоретическое обоснование своей конфессиональной доктрины. Семантическим ядром апологетики являются доказательства бытия Божьего как основанные на откровении, но рациональные по форме аргументы в пользу существования Б., нужные в чисто методических и дидактических целях: "для приведения к сознательной вере". К классическим доказательствам относятся: онтологическое, предложенное Августином (поскольку Б. мыслится как всесовершенное существо, постольку из его онтологически заданных свойств не может быть исключено такое свойство , как существование ), космологическое (поскольку наличный мир существует как данность, постольку он, как и все сущее, должен иметь свою до- и вне-мировую, т.е. трансцендентную, причину, каковой может выступить только Б. — Творец), телеологическое (совершенство и целесообразность мира невозможны иначе, нежели как результат разумной целеполагающей Божественной воли). В различных версиях апологетики эти классические доказательства дополняются и другими, среди которых особенно распространенным является нравственное (бытие Б. как необходимый гарант воздаяния). Соответственно этому в структуре атеистического сознания выделяется так называемая философская критика религии — наряду с естественнонаучной и исторической, — специально посвященная рационально-логическому опровержению доказательств бытия Божьего с позиций различения денотата и десигната понятия ( онтологическое доказательство ), исходя из трактовки материи в качестве causa sui (космологическое) и основываясь на презумпции действия объективных законов эволюции (телеологическое). Однако, поскольку бытие Б., строго говоря, будучи предметом веры, не может быть ни доказано, ни опровергнуто с помощью рациональных средств, постольку — параллельно эволюции апологетики — в рамках теизма развивается и программная тенденция "возврата к евангельской вере", должной реализоваться в эмоционально-психологической, глубоко личной форме — помимо рационально-схоластической книжной традиции. Эта программа максимально проявляется в протестантизме с его отказом от классической системной теологии и оформляющимся в его рамках антиинтеллектуалистским течением пиетизма (см. Пиетизм), понимающего веру как "личное переживание Б.", отчетливо обнаруживает себя в православной установке на то, что " вера не нуждается в доказательствах", а также периодически вспыхивает в католицизме — от францисканского отрицания учености как помехи в деле любви Христовой до признания Паскаля в том, что ему нужен "Б. Авраама.., а не Б. философов и ученых". В рамках христианства конституируется также и специфичная для него (в сравнении с другими вероучениями теистского типа) проблема интегральной персонификации Б., а именно: проблема интерпретации Троицы. Относясь к последовательному монотеизму, христианство, тем не менее, согласно своему центральному догмату, мыслит Б. как единого в трех ипостасях (ликах): Б.-Отец, Б.-Сын и Б.-Дух Святой. Напряженный параллелизм единосущности Б., с одной стороны, и его ипостасности — с другой, инспирирует оформление внутри христианства различных версий интерпретации соотношения трех ликов Божьих (в первую очередь, проблема филиокве ), а также провоцирует движения антитринитаризма и унитаризма (см. Троица ). В рамках ортодоксального христианства Б. трактуется как триединство ликов, которые соотносятся между собою как нераздельные и неслиянные (личностная природа Б. в христианстве позволяет использовать эти термины в коммуникативной концепции экзистенциального психоанализа — см., например, теоретическую модель "бытия-друг-с-другом" Бинсвангера). Личностное восприятие Б. как коммуникативного партнера (абсолютного Ты) задает в теистских религиях парадигмальную установку на восприятие межличностной коммуникации как таковой в качестве сакрально значимой: практически во всех теологиях теистского характера субъект -субъектные отношения моделируются — по аналогии с "богообщением" — как отношения с самоценной и самодостаточной личностью (см. концепцию "малого кайроса " — "подлинного" отношения людей друг к другу — как просверка сакральной истории сквозь ткань профанной у христианина Тиллиха или концепцию "Я — Ты" как мира одухотворенных аутентичных отношений — в противоположность утилитарно-отчужденному миру "Я — оно" — в диалогическом персонализме иудея Бубера). Оформлению такой аксиологически акцентированной установки по отношению к коммуникации способствует также и ориентация теологии на традиционную герменевтику с ее трактовкой понимания как воспроизведения исходного авторского смысла (что вполне естественно при развитии герменевтической проблематики в русле такого феномена , как экзегетика ) — в отличие от постмодернистской ориентации на " означивание ", вкладывание своего смысла в деконструируемый текст или поступок другого. Именно в контексте теистской интерпретации Б., коммуникации и понимания возможна вся глубина содержания описанной Бу-бером школьной сцены: он и его соученик-христианин, горячо заспорив о том, в чьей вере более глубоко понимается сущность Б., вскочили и бросились друг на друга, но поглядев друг другу в глаза, обнялись, сказав в один голос: "Забыто!" М.А. Можейко

8. Бог – (лат. deus, греч. theos) - высший предмет религиозной веры, рассматриваемый всегда более или менее как личность , считается сущностью , наделенной "сверхъестественными", т.е. необыкновенными, свойствами и силами; в самом широком смысле - сущность, наделенная всеми совершенствами. В понятие совершенства верят и преклоняются перед ним как сущим. Особенно хорошо можно проследить развитие представления о Боге в инд. мифологии: инд. "боги" сначала были выдающимися, сильными, победоносными, сведущими и изобретательными людьми, которые знали и могли намного больше, чем все другие, и поэтому приносили людям нужные им блага, о которых их просили. Позднее их возвели в ранг богов, тем самым боги стали "могущественными", "знающими", "добрыми" и "жертвователями всех благ". Они были "творцами", т.е. изобретателями, техниками древности, героями и "королями", родоначальниками и вождями племен ("праотец", "предок" - у первобытных народов это часто характеристика божества). В свете представления о Боге с самого начала выступали также могущественные природные силы и вещи : ясное дневное небо , Солнце, Луна и т. д.; перед ними преклонялись еще наивно, как перед самим явлением , позднее преклонялись (или боялись их) перед невидимыми, непонятными силами, стоящими за явлениями или действующими в самих естественных явлениях и управляющими ими (см. Анимизм , Первобытные формы религии ), как перед духовными сущностями. Поэтому эти сущности стали одновременно идеальными и желаемыми, они суть то, чем и каким человек не является, но хотел бы быть. Они вносят ясность и устойчивость в запутанное и неустойчивое существование . Кто повинуется им, следует их заповедям, ублажает их жертвоприношениями, к тому они милостивы, одаряют его сначала материальными, а затем и духовными благами и дают ему долю своей проницательности, своего могущества и, наконец, даже бессмертия в "потустороннем" мире. Они придают жизни высший смысл и являются представителями всеобщего принципа , дающего возможность понять мир со всем его злом и со всеми страданиями, благодаря которым находят объяснение также загадки собственной души (" борьба между зверем и ангелом" - А. Жид); см. также Искупление . Самая первоначальная форма религии - это, пожалуй, монотеизм как "первобытный монотеизм", т.е. почитание родоначальника, праотца внутри рода. Появление др. героев, предков, вождей, изобретателей и т. п. вместе с почитанием различных явлений природы приводит к политеизму , почитанию многих богов; если при наличии множества богов почитается лишь один Бог, говорят о генотеизме . Более поздний универсальный монотеизм происходит отчасти от "первобытного монотеизма", отчасти от смешения политеистических богов в некое предметное единство , которое часто связано с политической централизацией власти. Но первоначально единственный Бог путем обожествления его атрибутов снова может превратиться во множество богов. Представления народной религии соответственно своему происхождению остаются по большей части антропоморфическими: Бог - это человекоподобная личность (см. Теизм ) - или тероморфическими: боги выступают в виде животных. Научное познание и философское мышление приводят к деизму , или к пантеизму , или к панентеизму , или к атеизму . Все представления о Боге, выражающиеся в этих понятиях, так или иначе противоречат христ. церковным догмам о Боге. В этом смысле специфическое понятие Бога ограничивается, собственно говоря, философским мышлением. Современная метафизика называет божественное (Бога или богов) первичной данностью человеческого создания; божественное является священным (см. Священное ) и абсолютно сущим, в то время как человек относится к сфере относительно и случайно сущего (которое, однако, согласно Шелеру, "выполняет функцию извещения об абсолютном бытии сущего"). Божественное равнозначно царству ценностей, в особенности этических. Благодаря прогрессивному осуществлению человеком ценностей (см. Этика )& происходит становление божественного, божества, Бога. Бог, по словам Рильке, является "грядущим, которое предстает перед вечностью , будущим, окончательным плодом дерева, листья которого - мы". Становящийся Бог вырастает в сердце человека , человек превращается в человека в подлинном смысле слова по мере того, как ему удается осуществлять этические ценности , т.е. по мере того, как в нем вырастает Бог, и человек становится богоподобным. Следовательно, человек - не подражатель "мира идей" или "провидения", который существует сам по себе или еще до сотворения существует в Боге в готовом виде, а один из ваятелей, созидателей и исполнителей идеального результата становления, оформляющихся вместе с самим человеком в мировом процессе . Человек - это единственный пункт, в котором и посредством которого не только первосущее само себя постигает и познает, но он есть также сущее , в свободном решении которого Бог может осуществлять и освящать свою чистую сущность. Назначение человека - быть больше, чем только "рабом" и покорным слугой, больше даже, чем только "сыном" в себе завершенного и совершенного Бога. В своем человеческом бытии, смысл которого принимать решение , человек обладает высшим достоинством соратника Бога, соучастника в его делах, который должен нести впереди божественное знамя, знамя "Deitas&a", осуществляющегося только вместе с мировым процессом, и во время мировой грозы взять на себя ответственность за все.

9. Бог – — в религиозных учениях и представлениях сверхъестественное всемогущее существо, сотворившее мир и управляющее им; в иудаизме — Яхве , в исламеАллах , в христианстве — святая троица (бог-отец, бог-сын и бог-дух святой и т. д.). На ранних этапах развития религии понятия “Б.” еще не существовало ( Анимизм , Тотемизм , Фетишизм ). В условиях разложения первобытнообщинного строя, развития племенных объединений, появления классов и государства возникают образы племенных и государственных Б. Представление о едином всемогущем Б., царе небесном, сложилось как “ отражение единого восточного деспота” (Энгельс). Теология использует идеализм , философски обосновывающий бытие Б. в виде абсолютной идеи , мировой воли, некоего безличного разумного начала . Причины возникновения идеи Б., ее содержание и социальные функции раскрывают материалистическая философия и наука . Совр. теология модернизирует традиционное представление об абсолютно авторитарном, трансцендентном и статичном Б. путем приближения идеи Б. к миру, обоснования таких форм божественной деятельности, к-рые бы свидетельствовали о его реальности и внутренней связи с природой и об-вом.

Философский словарь
Прослушать

Поделиться с друзьями:

Постоянная ссылка на страницу:

Ссылка для сайта/блога:

Ссылка для форума (BB-код):

«Бог» в других словарях:

Бог

- В религиозных верованиях сверхъестественное существо; вмифологических представлениях политеизма каждый из богов имеет верховнуювла...
Энциклопедический словарь

Бог

- М. Творец, Создатель, Вседержитель, Всевышний, Всемогущий, Предвечный, Сущий, Сый, Господь; Предвечное Существо, Создатель вселенн...
Словарь Даля

Бог

- Бухгалтеp,кассиp.
Словарь воровского жаргона

Бог

- Верховное всемогущее существо, управляющее миром или (при многобожии) одно из таких существ.
Словарь Ожегова

Бог

- Верховная сверхъестественная сущность, как правило наделенная свойствами высшего разума и всеведения. Во многих религиях бог являе...
Религиозный словарь

Бог

- Господьсоздательтворец.
Словарь синонимов

Бог

- — одно из основных понятий любой религии, сверхъестественное существо или нечто, обладающее высшим разумом, управляющее миром и... и еще 2 определения
Исторический словарь

Бог

- Р. см. Южный Буг.
Словарь географических названий

Бог

- Бог. - Во всех религиях существует представление о Б. или о богах(кроме буддизма), как живых и личных существах, отдельных от п...
Энциклопедия Брокгауза и Ефрона

бог

- , бога, ·муж. По религиозным верованиям - верховное существо, стоящее будто бы над миром или управляющее им. Идеей бога пользуютс...
Толковый словарь Ушакова

бог

- I I. укр. бiг, род. п. бога, ст.-слав. богъ, болг. бог, сербохорв. бог, род. бога, словен. bog, чеш. buh, род. п. boha, польск....
Этимологический словарь Фасмера

бог

- Бог - Творец неба и земли и Промыслитель вселенной (Быт.1:1 , Иоан.1:1 ) имеет в ·свящ. Писании различные наименования; таковы в...
Библейская энциклопедия

Связанные понятия: