Skip navigation

Что такое Человек? Значение слова chelovek, философский словарь

Значение слова «Человек» в Философском словаре. Что такое человек? Узнайте, что означает слово chelovek - толкование слова, обозначение слова, определение термина, его лексический смысл и описание.

Человек

1. Человек – 1. Буквально: "чело" (возвышенность, верх) + "век" ( сила , энергия ). В современном духе можно перевести: "чело, паразитирующее на веке + век" или "существо, состоящее из симбионтов чело и века". Этимология как бы закрепляет дуальность, наличие в человеке двух типов витальности. Естественно, типов витальности в нем гораздо больше. Можно говорить о пучках различных жизненностей и триллионах жизней в одном и том же организме . В этимологическом определении есть противопоставление одного контингента существований - другому. По сути человек оказывается совокупностью древностей в настоящем, где архидревность ("чело- душа ") привязана к древностям-сателлитам - "завернутым душам": электронам, молекулам , клеткам и т. п. Такова первичная эвристическая схема . Фактически: сумбурный, эклектический предмет совокупности интенций. Какой-либо удовлетворительный синтез подобных интенций заведомо невозможен. Биологические, психологические, антропологические и другие подобные "научные" определения человека грубо ограничены, формальны. Определение , согласно которому Ч. есть единство явного суперсознания и совокупности неявных буферных сознаний, - малоприемлемо. Причина этого в том, что реальные ощущения в более масштабном рассмотрении выявляют себя как иллюзорные, схлопывающиеся, растворяющиеся в комплементарном - " микрокосм " исчезает в "гигакосме", а в некоем сверхгигасверхмикродлении-протяжении* никакого человека вообще нет. Феномен человека оказывается совокупностью разверток и аур (в том числе фиктивных) вокруг некоторого бесструктурного центра - реликта прасуществования, ослабленного и выродившегося почти до полного исчезновения. В космоническом (надкосмологическом) смысле Ч. не обладает существенными отличиями от растений, животных, собственных клеток. Предметная и интеллектуальная техника человека сопоставима с гомологичными достижениями других существ. Человек не способен к прямой эстетической или открытой мыслительной деятельности, но было бы нелепо все сводить к целям накопления потенций приспособительного характера . Ч. производит горы бесполезней "руды", в его функционировании всегда есть зерна катастрофы, т. е. и приспособления оказываются частными, отрывочными, хотя и образующими в сумме колоссальный пласт. Выживание в широком смысле происходит через серию ухудшений, поломок, ослаблений - разбазаривание кредита, отпущенного фактом рождения. Часто идет речь не о противоречии мечты и действительности, а о противоречии плана и действительности - о слепоте намерений. В этом смысле, развитие Ч. и человечества достаточно стихийно и сравнимо с ростом водорослей, кораллов. Ясно, что интеллект склонен к той же тупиковости, что и инстинкт . Если все организмы характеризуются особым процессом, сходным с медленным горением и медленным перераспределением потоков электронов, с одной стороны, а с другой стороны, сохранением и репликацией наследственного кода (внутри клеток), то многим классам животных свойственны аналогичные процессы на уровне поведения. К ним относится способность к научению, передача умений в рамках популяции, вербальный и невербальный язык , высшие проявления спонтанности (например, игра ). У Ч. подобные потенции выходят за рамки популяции, ареала, обозримого промежутка времени - во многом благодаря внебиологическим системам кодифицирования. Способность к ощущению-осознанию не является особым отличием человека от животных, растений и даже бактерий. Отсутствие у человека достаточно развитого самомышления, склонность к конформизму , подверженность пропаганде делают гипотезу о привнесенности основополагающих элементов культуры на планету Земля извне не столь абсурдной.

2. Человек - фундаментальная категория философии, являющаяся смысловым центром практически любой философской системы. Сложность философского определения Ч. состоит в невозможности однозначного подведения его под какое-либо более широкое родовое понятие (например, природа , Бог или общество ), поскольку Ч. - это всегда одновременно микрокосм , микротеос и микросоциум. Тем самым философское постижение Ч. всегда разворачивается не просто через реконструкцию его сущностных характеристик, но через осмысление его бытия в мире, человеческого мира, где "Ч. - это в известном смысле все" (Шелер). В рамках истории философии Ч. традиционно понимался в единстве таких его основных модусов, как тело , душа и дух. При этом тело выступает одновременно как элемент природы, в соответствии с интерпретацией которой можно говорить о его основных образах в истории философии и науки (микрокосм, механизм и организм ), и как собственно человеческое тело, определяемое не только через его биологические Особенность в Словаре Ожегова'>особенности (неспециализированность, "гоминидная триада " и т.д.), но и через особый спектр таких исключительно человеческих чувств и состояний, как стыд , смех , плач и т.п. Душа также может пониматься в двух основных ракурсах: во-первых, как жизненный центр тела, "дыхание" (" прана ", "псюхе"), являющееся той силой, которая, будучи сама бессмертной, очерчивает срок телесного существования (ее основные экзистенциалы здесь - это жизнь , смерть , любовь ); во-вторых, как экзистенциальное начало , индивидуализирующее Ч. в обществе и описывающееся в философии через проблемы свободы воли, свободы, творчества, игры. Дух воплощает в себе фундаментальную сущностную идею "человечности" как таковой, где видовая особенность Ч. во времена Аристотеля связывалась преимущественно со свойствами разумности (Ч. как "разумное животное") и социальности ("Ч. - это политическое животное"). Вместе с тем в понятии духа отражается не только феномен "духовности" как интегративного начала культуры и общества, но и личностные характеристики отдельного Ч., где личное характеризуется через индивидуальное воплощение социально-значимых качеств, преломленных в фокусе "Я", самосознания. Следует, однако, помнить, что выделение тела, души и духа, осуществляемое в рамках философского анализа , далеко не раскрывает всех сущностных особенностей Ч. Конкретный Ч. - это практически всегда исключение из общего правила, уникальная целостность , где в индивидуальном личностном опыте достаточно трудно дифференцировать телесный, душевный и духовный уровни. Идея личности, так же как и проблема Ч., оформляется в философии и культуре далеко не сразу. Для философии античности и Древнего Востока Ч. - это в первую очередь фрагмент природы, сущность которого обусловлена безличностным мировым духом или разумом (атманом, логосом, идеей и т.п.), а его жизненный путь определен законами судьбы. Вместе с тем уже на этапе древней философии можно зафиксировать некоторые существенные отличия в понимании Ч. между Востоком и Западом. Восток не знал того резкого противопоставления тела и души, которое оформилось в западной философии и культуре. Для восточной традиции Ч. является всегда органичным, но достаточно кратковременным соединением космических элементов, где душа и тело не просто взаимосвязаны, но взаимно определяют друг друга в природном колесе сансары, и где возможный путь спасения и соединения с атманом или дао предполагает специальные упражнения души и тела в целом. В западной философии, начиная с Платона , заостряется дилемма души и тела. Ч. у Платона выступает как изначально дуальное существо, своим телом принадлежа суетному миру природных процессов, а своей разумной душой ностальгируя об утерянных космической гармонии и вечных идеях. Альтернативой Платону в античности стал Аристотель , обосновавший укорененность Ч. в природе, основные потенции которой он наиболее совершенно воплощает в вегетативной и сенситивной частях своей души. Рассматривая душу как энтелехию тела, Аристотель, в противоположность Платону, примирил Ч. не только с природным миром, но и с самим собой, ориентировав его на достижение счастья в конкретном эмпирическом опыте, а не в космических странствиях души. Средневековая философия , провозгласив Ч. "образом и подобием Бога", впервые в истории культуры утвердила ценностный статус личности, наделив ее свободой воли и возвысив ее над миром природной необходимости и судьбы. При этом впервые у Августина Ч. действительно проблематизируется: собственная душа, отражающая неисповедимость божественного промысла , становится загадкой и тайной для Ч. Философия этого времени во многом приобретает интравертный, исповедальный характер , где через осознание уникального личного опыта мыслители стремились постичь общие законы человеческого бытия. Центральной темой в описании Ч. здесь становится феномен греховности, своеобразно заостривший дуализм души и тела, в интерпретации которого воспроизводились как платоновская, так и аристотелевская версии, связанные либо в абсолютным противопоставлением души и тела, либо с признанием их взаимной соотнесенности. Возрождение значимо обоснованием самодостаточной ценности Ч. и его земной жизни, что определило философию и идеологию гуманизма . Ч. здесь актуализирован без непременной для Средневековья соотнесенности с божеством, по сути дела он сам уподоблен Богу в своих творческих возможностях. Так же как и в античности, Ч. Ренессанса характеризуется как микрокосм, но не поглощенный макрокосмом, а органично вобравший в себя его основные свойства и качества. В философии и культуре Нового времени в соответствии с декартовской идеей cogito происходит акцентировка самосознания и связанных с ним процессов индивидуализации личности. Одновременно Ч. теряет ренессансный универсализм и гармоничность, многообразие его способностей редуцируется к разуму , в то время как тело механизируется и подчиняется всеобщим естественным законам. Познание закона необходимости очерчивает границы человеческой свободы, однако, несмотря на особые полномочия разума, Ч. этого времени задан преимущественно как пассивное начало, являясь, по сути дела, производным от внешних обстоятельств, отдельным атомом в определяющих его поведение природном и социальном механизмах. Обоснование творческого статуса Ч. в истории философии связано преимущественно с романтизмом и немецкой трансцендентально-критической философией. Романтики подчеркнули иррациональную природу свободы, благодаря которой человеческий гений достигает вершин вдохновения и творчества. Немецкая трансцендентально-критическая философия через идею трансцендентального субъекта обосновала миросозидающие возможности человеческого разума (Кант, Фихте), культурно-историческую ангажированность человеческого сознания ( Гегель ). Фейербах охарактеризовал потенциал чувственности в создании подлинно человеческих связей и отношений. Для неклассической философии второй половины 19- 20 в. характерна своеобразная антропологическая переориентация, связанная с осознанием кризисности человеческого существования, выявлением его онтологической "бездомности" и неукорененности, признанием его творческих возможностей и одновременным пониманием неизбежных ограниченности и разрушительности его притязаний. Интерпретация проблемы Ч. осуществляется здесь в контексте таких основных подходов, как натурализаторский, экзистенциальный и социологизаторский. Современный натурализм реализуется в двух основных вариантах: 1) биологизаторские модели Ч., описывающие его по аналогии с другими сложными организмами, продолжением и развитием которых выступают общество и Ч. ( позитивизм , необихевиоризм, биоэтика и др.); 2) восходящие к "философии жизни" версии Ч. как "несостоявшегося животного", обреченного своей биологической неполноценностью на поиск "противоестественных" способов существования ( фрейдизм , философская антропология ). Для экзистенциального подхода в современной философии характерна актуализация индивидуального человеческого существования в его принципиальной нередуцируемости к каким-либо общим, внеположенным ему законам и схемам . Абсолютная уникальность и подлинность человеческого бытия обретается здесь в ситуации экзистенциальной свободы, одновременно отталкивающей Ч. от мира обезличенного сущего и открывающей ему истинные, интимные смыслы бытия (экзистенициализм, феноменология , персонализм ). Социологизаторский подход ( марксизм , структурализм ) ориентирован на рассмотрение Ч. в контексте более широких социальных связей, продуктом которых он выступает. Кредо этого направления можно выразить известной марксовской фразой о том, что "в своей действительности сущность Ч. ...есть совокупность всех общественных отношений". Марксизм рассматривает Ч. в первую очередь как активного субъекта и исторически: в процессе предметно-практической деятельности Ч. преобразует природу и себя самого. Структуралистские концепции Ч. анализируют его в контексте фундаментальных социальных структур (политических, идеологических, семантических и др.), отдельным элементом и функцией которых он выступает, никоим образом не претендуя на их возможную трансформацию. Современная философская ситуация характеризуется своеобразным кризисом традиционной проблемы Ч., который обусловлен, с одной стороны, признанием невозможности создания целостной модели Ч., способной синтезировать основные философские и научные достижения (последняя такого рода наиболее яркая попытка была предпринята в рамках философской антропологии). Показательно, что разочарование в конструктивных возможностях философии осуществляется на фоне достаточно бурного развития более прикладных наук о Ч. (психологии, социологии, культурологии, этнографии, лингвистики и др.). С другой стороны, одним из лозунгов философии постмодерна стала идея "смерти субъекта", растворения Ч. в витальных, технических, семантических и др. процессах. Вместе с тем трудно предположить существование философии без ее центральной проблемы, каковой является проблема Ч., и очевидно, что современная кризисная ситуация лишь предваряет новые варианты постижения природы и сущности Ч., связанные с новыми обликами культуры и философии. (См. также Гуманизм, Самосознание , Сверхчеловек , " Смерть субъекта ", Тело, Философская антропология , Шелер, Я.)

3. Человек - высш. ступень развития жизни на Земле, соц. существо, производящее орудия труда , преобразующее природу, обладающее сознанием и членоразд. речью . Он отличается от наиболее высокоорганизованных животных (приматов) объемом и организацией головного мозга , прямохождением, свободой верхних конечностей, используемых в трудовой деятельности, и др. признаками. Будучи продуктом обществ, трудовой деятельности, Ч. вместе с тем является ее субъектом, творцом обществ, отношений, соц. и культурн. действительности, исто-рич. процесса . Последовательно проводя принцип материалистич. монизма в понимании Ч., историч. материализм основывается на единстве Ч. и природы, рассматривает психику Ч. как свойство высокоорганизованной материи — человеч. мозга, как высш. форму активного отражения действительности в идеальных субъективных образах. Будучи природным существом, Ч. приспосабливает природу на основе познания ее законов к своим собств. целям. В ходе развития общества как особой, высш. формы движения материи Ч. отделяется от остальной природы и обретает все большую относит, самостоятельность , создавая условия своего существования, обеспечивая себе растущую свободу. Подчиняясь биологич. и физич. закономерностям как живой организм , Ч. определяется как личность соц. связями и законами. В самой своей биологич. организации Ч. несет печать социальности. Не только специфич. высш. качества Ч. — сознание, речь, но и природные задатки развиваются в обществ. практике, предметной деятельности, во взаимодействии и в общении с др. людьми. Материальное обществ, производство , опосредующее удовлетворение потреб-, ностей, лежит в основе дистанцирования Ч. от среды, трансформации биологич. потребностей в соц.-деятельные, в способность преобразовывать природу. Науч., материалистич. понимание Ч. противостоит релит, и филос.- идеали -стич. пониманию, мистифицирующему сущность Ч.

4. Человек - обычно трактуется как разумное, мыслящее существо ( homo sapiens), чья деятельность , отношения с миром и другими людьми, а также душевная и телесная жизнь в достаточной мере охвачены и послушны его разумной воле. Но этим человек не исчерпывается, он - тайна для самого себя и цель углубленного самопознания, начиная с авторов Упанишад и Библии, даосов и буддийских мудрецов, Сократа и множества философов после него. "Человек для самого себя - величайшая тайна. Разрешение этого бесконечного задания на деле есть вселенская история " (Новалис). Тайна человека связана с тайной Бога. Христианство - вера не только в Бога, но и в человека как созданного по Его образу и подобию и призванного быть "соработником" Бога в мире. Вера в человека оправдана в христианстве тем, что Воплощение означает спасение человека, восстановление его высшего достоинства. Древняя философия называла человека "микрокосмом" - малым миром, эквивалентным Вселенной, а сущность человека отождествляла с его разумностью. Раннехристианская и средневековая мысль настаивала на сверхкосмичности человека, "образа и подобия Божия", связующего небесный и земной миры, "собирающего" своим трудом и творчеством весь тварный мира для грядущего преображения. Человек многопланово связан с природным миром и со сверхприродным и призван превозмогать в мире действие сил хаоса , зла и смерти, овладевать природой, трудиться, творчески обновлять и возводить ее к высшим ступеням совершенства согласно замыслу Божию. Грехопадение - отказ человека от своего призвания, но ответом свыше на этот отказ стала история спасения человека (а с ним - и всего мира), центральное событие которой - воплощение и искупительная жертва Христа. Антропология неотрывна от христологии в том смысле , что Иисус Христос явил миру совершенного человека - свободного от греха и в единстве с Богом. Служение человека Богу - это и деятельный труд , и творческая мысль, и богослужение . И в средоточии мироздания непрестанно совершается литургия , в которой участвуют и космические силы, и ангелы из небесного мира, и искупленные представители рода человеческого. Согласно о. П.Флоренскому, человек есть homo liturgis и должен вновь самоопределиться не только как "соработник" Божий в мире, но и как участник сверхкосмической литургии: "Человек, соединяясь с Богом, тут не растворяется в Нем, а, наоборот, восстановляет нарушенную страданием и смертью целость своего существа, достигая полноты и совершенства своей человеческой жизни. Итак, венец творения - совершенный человек - вмещает в себе полноту Божеского, становится Богочеловеком; в этом и заключается разрешение основного вопроса жизни - единственно возможный выход из порочного круга , в котором вращается мир". Этим определяется личностное достоинство человека , его духовность , свобода , творческие и познавательные способности , центральность в мироздании, религиозность, призвание и бесконечная ценность каждой человеческой души, ради искупления и спасения которой Бог-Отец отдал Сына Своего. Гуманизм , отойдя от христианства, предложил рассматривать природу человека безотносительно к Богу и Церкви как изначально благую и не нуждающуюся в спасении, а назначение человека - в том, чтобы быть "царем природы", неподотчетным Высшему. XIX в. покончил с гуманизмом и оценил человека весьма низко. Философы ХХ в. в противовес этому настаивают на личностном достоинстве человека, его трагической ситуации в мире и высшем призвании - быть в мире носителем смысла бытия и защитником высших ценностей - истины, добра и красоты, а также святынь. (См. также: ВОЛЯ ; ДУША ; ДУХ ЧЕЛОВЕКА ; ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ ; ЛИЧНОСТЬ ; ПЕРСОНАЛИЗМ ; ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА ; РАЗУМ ; СВОБОДА; СОВЕСТЬ ; ТЕЛО ; ЧУВСТВО ; ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМ ; Я(ЭГО); Я ВНУТРЕННЕЕ ; Я-ТЫ ОТНОШЕНИЕ ).

5. Человек - общественное животное ; достаточно сложная информационная система , являющаяся элементом биосферы и основой ее верхней, на настоящем этапе развития, ступени - общества.

6. Человекживое существо, наделенное духом, душой и разумом. Вопрос о человеке (будь то метафизический вопрос о его природе или моральный вопрос о его назначении) стоит в центре современной философии. Именно это отличает ее от философских систем прошлого, для которых центральной проблемой было существование внешнего мира (Беркли, Юм, Кант) или существование и природа души (Декарт). Человек представляет собой конкретную целостность одушевленного тела и разумной души. Возможно ли узнать, чем на самом деле является человек, и как мы можем это узнать: такова сегодня философская проблема . Формирование науки о человеке . После Гегеля, открывшего, что история может служить методом познания человеческой реальности, Конт впервые заговорил о «науке о человеке». В его задачу входило обоснование истинной науки, «позитивных» социологии и психологии, которые смогут очистить «человековедение» от субъективных интерпретаций, внушаемых нам нашими страстями и эмоциями. Но он не нашел ничего иного, кроме как перенести методы науки о природе в сферу «человеческой реальности». С этой точки зрения «позитивная философия » не предлагает никакого метода, пригодного для познания человека как личности и ее внутреннего мира. Истинным основателем «науки о человеке» был Дильтей. По нему, наука должна определяться как « теория интуиций о мире»; он распределил эти интуиции о мире на три группы, в зависимости от того, доминирует ли в них чувственный элемент ( религия ), рациональный элемент (наука) или элемент воли ( мораль ). Наука о человеке в основе своей подразделяется на философию религии, теорию науки и мораль. Общим методом науки о человеке должно стать понимание . Дильтей противопоставляет объяснение физической реальности пониманию человеческих феноменов. «Мы не объясняем человека в гневе , мы его понимаем», – напишет Ясперс; все люди могут понять связь оскорбления и гнева, даже если речь идет не о причинной связи физического типа, а о духовной связанности. Именно эта универсальность и сообщает методу понимания определенную объективность . Познание человеческого углубляется благодаря психологии и социологии: 1) психоанализ (или « психология глубин») раскрыл существование второй личности, бессознательной и действенной, скрытой за чертами личности поверхностной и социальной; 2) социология обнаружила, что индивид может коренным образом меняться в зависимости от того, возьмем ли мы его изолированно или будучи принятым в определенную группу. Социология отмечает бесчисленные ресурсы человеческой адаптации, и психологи указывают на то, что подвергаемые анализу личности никогда не могут полностью узнать себя в своих собственных образах, открываемых им психологами. Человек свободен, и этой своей свободой противостоит любой объективной науке. Философская проблема человека. Ее можно определить как поиск общего синтеза всех аспектов человека. Задача состоит в том, чтобы «обнаружить единство общей функции, координирующей все человеческое творчество и представляющей миф, религию, искусство и т.д. как вариации на одну и ту же тему» (Кассирер). Человек всегда тождествен самому себе во всех своих проявлениях. Трудность заключается в том, что современная философия ( экзистенциализм , феноменология , рефлексивная философия, марксизм , евразийская философия ) пытается уловить целостного человека, больше не подразделяющегося произвольно на «волю, разум и сердце» (Абай) или « деятельность , аффективность и познание», но, одновременно с этим, и как действие , чувство и разум. Отметим, что к этому она еще не пришла. Но не заложено ли противоречие в самом желании познать при помощи мысли существование, по сути своей иррациональное ? И раз уж человеку дано познать человека лишь в опыте жизни, не вытекает ли отсюда то, что при отсутствии спекулятивного решения проблемы решение может быть найдено «философией, выражающей определен ную Жизненный в Словаре Ожегова'>жизненную позицию»? Что задача заключается даже не столько в познании человека, сколько в его «реализации»? Истинной наукой о человеке будет мораль («жить по совести»: Шакарим). Ее проблематика относится к Предназначение в Словаре Ожегова'>предназначению человека в мире. Здесь можно выделить «формальную» мораль» (Кант), предписывающую человеку действовать из соображений « долга », не уточняя при этом конкретного содержания этого подлежащего исполнению долга; и «конкретную» мораль (Фихте, Шелер), отождествляющую долг с « призванием » – глубинным и творческим законом личности. Но как человек может узнать свое предназначение? Это будет не позитивное теоретическое знание , но практическое негативное сознание : он осознает ложность выбранных им жизненных путей, и его истинное предназначение, наконец, проступает сквозь ошибки, устраняя их при помощи «практически переживаемой негативной теологии» (Шелер). Лишь осознав свои границы и свои возможности, человек может осуществить свой жизненный путь , при этом он осуществляет «самого себя» (Ницше).

7. Человек – — главная тема философии, центральная проблема всех филос. школ и направлений, неисчерпаемая в силу своей бесконечной сложности, дающая пищу для самых разнообразных интерпретаций и толкований. Ч., по мнению Б. Паскаля, это химера, невидаль, чудовище, хаос , поле противоречий, чудо ! Судья всех вещей, бессмысленный червь земляной, хранитель истины, сточная яма сомнений и ошибок, слава и сор Вселенной. Ч. можно сравнить и с Богом, и животными, он окружен со всех сторон пугающей бесконечностью . С одной стороны, Вселенная , в которой Земля крохотная точка, а Ч. — вообще исчезающе малая величина . С др. — бесконечность внутри мельчайшего атома , бесконечность ничтожнейшего продукта природы. Но что значат эти бесконечности в сравнении с Ч.? Хоть он и песчинка в космосе , хрупкий тростник, но тростник мыслящий. Не нужно ополчаться против него всей Вселенной, писал Паскаль, чтобы его раздавить; облачка пара , капельки воды достаточно, чтобы его убить. Но пусть Вселенная и раздавит его, Ч. все равно будет выше своего убийцы, ибо он знает, что он умирает и знает превосходство Вселенной над ним. Вселенная ничего этого не знает. Человек , считал К. Г. Юнг, не в состоянии сравнить себя ни с одним существом. Он Ч. «Но что значит — быть человеком? Я отдельная часть безграничного Божества, но я не могу сопоставить себя ни с животным, ни с растением, ни с камнем. Лишь мифологические герои обладают большими, нежели человек, возможностями. Но как может человек составить определенное мнение о себе? Каждый из нас предполагает некий психический процесс , который мы не контролируем и который лишь частично направляем. Потому мы не можем вынести окончательного суждения о себе или своей жизни. Если бы мы могли — это бы значило, что мы знаем, но такое утверждение — не более чем претензия на знание . В глубине души мы никогда не знаем, что же на самом деле произошло. История жизни начинается для нас в случайном месте, в какой-то особой точке, которую нам случилось запомнить, но уже в этот момент наша жизнь была чрезвычайно сложна» (К.Г. Юнг). Сила, создавшая Ч., создала и самую большую загадку для него, загадку его собственной сущности, и человек всю свою жизнь и на протяжении всей истории пытается ее разгадать. М. Шелер выделил пять попыток определения Ч., пять идей о Ч., существовавших в истории: 1) идея , основанная на религиозной вере, согласно которой Ч. есть образ и подобие Божие; 2) идея древних греков о том, что Ч. — это Homo sapiens, наделенный божественным началом , разумом, которого вся природа лишена; 3) идея Homo faber — Ч. делающий, его главной чертой является не разум , потенциально свойственный также и животным, но способность создавать орудия труда , искусственный мир культуры; 4) Ч. — дезертир жизни, ее основных ценностей и законов, ее священного космического смысла ; Ч. — тупик жизни, из-за своей биологической слабости и бессилия создавший цивилизацию, гос-во, право , производство ; человеческийдухявляется принципом, который уничтожает жизнь, самую высшую из ценностей; 5) Ч. — свободное существо, творящее мир из полноты собственной сущности, предположение о существовании Бога несовместимо с этим его статусом, Богу нельзя существовать и Бог не должен существовать во имя ответственности, свободы, предназначения, во имя смысла бытия Ч.; свободное нравственное существо, личность может существовать только в механическом или, по крайней мере, не телеологически построенном мире; в мире, который божество сотворило по своему плану , в этом мире Ч. — как нравственное существо, как личность — уничтожен; предикаты Бога должны быть перенесены на Ч., не на общество , а на личность — на ту личность, у которой максимум ответственности, воли, цельности, чистоты, ума и могущества. В истории изучения Ч. было много др. попыток его определения: Ч. играющий, Ч. человечный, «млекопитающее с мягкой мочкой уха» (Г.В.Ф. Гегель ), «животное, умеющее обещать» (Ф. Ницше) и т.д. и т.п. Все они берут один отличительный признак универсального существа и этим ограничивают его понимание . Ч., как и Бога, видимо, можно определить только апофати-чески (отрицательно), через его фундаментальные характеристики: несводимость, непредопределенность, неповторимость, незаменимость, невыразимость. Ч. не детерминирован жестко ни законами своего биологического вида, ни законами культурной эволюции, ибо история культуры — это не только преемственность традиций, но и их постоянная ломка. Ч. не рождается с определенной профессией или вкусом, не привязан к какому-то одному климату или пище, к определенному месту. Он — бесконечная, открытая потенциальность , с огромной, в сравнении со всеми остальными существами, степенью свободы. Он никогда не совпадает ни с одной своей телесной или психической особенностью, ни с профессией, ни с делом, ни с одной из сотворенных им форм и вещей, он никогда не выражает в них себя полностью, он всегда выше, значительнее любого своего дела и свершения. Ч. никогда не может себя опредметить, выразить до конца в своих делах и поступках, в нем всегда есть много незавершенного, непроявленного. Ч. — существо трансцендирующее, постоянно переступающее самого себя, свои положенные им самим или кем-то границы. Сущностью Ч. является ничто . Он — ничто в сравнении со всеми др. видами жизни, окостеневшими в строгих и неизменных формах ; он всегда меняется, всегда преодолевает свое сегодняшнее состояние . Он — ничто, которое не есть что-то (законченное и ограниченное), а есть условие всякого что-то, которое позволяет ему быть кем угодно, не совпадая ни с одной воплотившейся формой. Его «ничто» — это признак его универсальности, возможность свободы. Его «ничто» выражается еще и в том, что Ч. нет как чего-то законченного, оформленного, автоматически длящегося и сохраняющегося. Ч. — это стремление быть Ч. Он существо сверхъестественное , потому что важнейшие феномены его существования, составляющие его главную, невидимую, метафизическую природу: любовь , совесть , честь , достоинство , ум, свобода и т.д., не имеют естественных причин. Метафизика определяет физику его существования, он может отдать жизнь, защищая свою честь или свою свободу. К. Ясперс выделял пять свойств, или особенностей, Ч. как метафизического существа: 1) неудовлетворенность, поскольку Ч. постоянно чувствует свое несоответствие тому, чем он является сегодня: он не удовлетворен своим знанием, своим духовным миром, своим положением, грызущее чувство неудовлетворенности — показатель его человечности; 2) стремление к безусловному, поскольку его жизнь постоянно обусловлена внешними и внутренними причинами, а ему нужно найти безусловную опору для своего бытия, которую невозможно найти ни в обществе, ни в природе, ибо все это для него — вещи относительные; 3) беспрестанное стремление к единому, поскольку ни один из видов единства мира — материального и духовного -его не удовлетворяет, единственное, что может его удовлетворить, — это вечность и, соответственно, непосредственная связь с бытием ; 4) сознание непостижимого воспоминания, как будто он знает о творении мира или может вспомнить о том, что было до этого творения; 5) сознание бессмертия не как продолжения жизни в др. образе, а как своей укрытости в вечности. О Агацци Э. Человек как предмет целостного познания // О человеческом в человеке. М., 1991; Мамардашвши М.К, Проблема человека в философии // О человеческом в челове- ке. М., 1991;Ясп(?/)с К. Смысл и назначение истории . М., 1991; Бердяев Н.А. О назначении человека. Опыт парадоксальной этики //Бердяев Н.А. О назначении человека. М., 1993; Он же. О рабстве и свободе человека. Опыт персоналистической философии // Бердяев Н.А. Царство Духа и царство Кесаря. М., 1995. В.Д. Губин

8. Человек - фундаментальная категория философии, являющаяся смысловым Центр в Словаре Ожегова'>центром практически любой философской системы. Сложность философского определения Ч. состоит в невозможности однозначного подведения его под какое-либо более широкое родовое понятие (например, природа , Бог или общество ), поскольку Ч. - это всегда одновременно микрокосм , микротеос и микросоциум. Тем самым философское постижение Ч. всегда разворачивается не просто через реконструкцию его сущностных характеристик, но через осмысление его бытия в мире, человеческого мира, где "Ч. - это в известном смысле все" (Шелер). В рамках истории философии Ч. традиционно понимался в единстве таких его основных модусов, как тело , душа и дух . При этом тело выступает одновременно как элемент природы, в соответствии с интерпретацией которой можно говорить о его основных образах в истории философии и науки (микрокосм, механизм и организм ), и как собственно человеческое тело, определяемое не только через его биологические особенности (неспециализированность, "гоминидная триада " и т.д.), но и через особый спектр таких исключительно человеческих чувств и состояний, как стыд , смех , плач и т.п. Душа также может пониматься в двух основных ракурсах: во-первых, как жизненный центр тела, "дыхание" (" прана ", "псюхе"), являющееся той силой, которая, будучи сама бессмертной, очерчивает срок телесного существования (ее основные экзистенциалы здесь - это жизнь , смерть , любовь ); во-вторых, как экзистенциальное начало , индивидуализирующее Ч. в обществе и описывающееся в философии через проблемы свободы воли, свободы, творчества, игры. Дух воплощает в себе фундаментальную сущностную идею "человечности" как таковой, где видовая особенность Ч. во времена Аристотеля связывалась преимущественно со свойствами разумности (Ч. как "разумное животное") и социальности ("Ч. - это политическое животное"). Вместе с тем, в понятии духа отражается не только феномен "духовности" как интегративного начала культуры и общества, но и личностные характеристики отдельного Ч., где личное характеризуется через индивидуальное воплощение социально-значимых качеств, преломленных в фокусе "Я", самосознания. Следует однако помнить, что выделение тела, души и духа, осуществляемое в рамках философского анализа , далеко не раскрывает всех сущностных особенностей Ч. Конкретный Ч. - это практически всегда исключение из общего правила, уникальная целостность , где в индивидуальном личностном опыте достаточно трудно дифференцировать телесный, душевный и духовный уровни. Идея личности, также как и проблема Ч., оформляется в философии и культуре далеко не сразу. Для философии античности и Древнего Восток в Этимологическом словаре Фасмера'>Востока Ч. - это в первую очередь фрагмент природы, сущность которого обусловлена безличностным мировым духом или разумом (атманом, логосом, идеей и т.п.), а его жизненный путь определен законами судьбы. Вместе с тем уже на этапе древней философии можно зафиксировать некоторые существенные отличия в понимании Ч. между Востоком и Западом. Восток не знал того резкого противопоставления тела и души, которое оформилось в западной философии и культуре. Для восточной традиции Ч. является всегда органичным, но достаточно кратко временным соединением космических элементов, где душа и тело не просто взаимосвязаны, но взаимно определяют друг друга в природном колесе сансары, и где возможный путь спасения и соединения с атманом или дао предполагает специальные упражнения души и тела в целом. В западной философии, начиная с Платона , заостряется дилемма души и тела. Ч. у Платона выступает как изначально дуальное существо, своим телом принадлежа суетному миру природных процессов, а своей разумной душой ностальгируя об утерянных космической гармонии и вечных идеях. Альтернативой Платону в античности стал Аристотель , обосновавший укорененность Ч. в природе, основные потенции которой он наиболее совершенно воплощает в вегетативной и сенситивной частях своей души. Рассматривая душу как энтелехию тела, Аристотель, в противоположность Платону, примирил Ч. не только с природным миром, но и с самим собой, ориентировав его на достижение счастья в конкретном эмпирическом опыте, а не в космических странствиях души. Средневековая философия , провозгласив Ч. "образом и подобием Бога", впервые в истории культуры утвердила ценностный статус личности, наделив ее свободой воли и возвысив ее над миром природной необходимости и судьбы. При этом впервые у Августина Ч. действительно проблематизируется: собственная душа, отражающая неисповедимость божественного промысла , становится загадкой и тайной для Ч. Философия этого времени во многом приобретает ин-травертный, исповедальный характер , где через осознание уникального личного опыта мыслители стремились постичь общие законы человеческого бытия. Центральной темой в описании Ч. здесь становится феномен греховности, своеобразно заостривший дуализм души и тела, в интерпретации которого воспроизводились как платоновская, так и аристотелевская версии, связанные либо в абсолютным противопоставлением души и тела, либо с признанием их взаимной соотнесенности. Возрождение значимо обоснованием самодостаточной ценности Ч. и его земной жизни, что определило философию и идеологию гуманизма . Ч. здесь актуализирован без непременной для средневековья соотнесенности с божеством, по сути дела он сам уподоблен Богу в своих творческих возможностях. Также как и в античности, Ч. Ренессанса характеризуется как микрокосм, но не поглощенный макрокосмом, а органично вобравший в себя его основные свойства и качества. В философии и культуре Нового времени в соответствии с декартовской идеей cogito происходит акцентировка самосознания и связанных с него процессов индивидуализации личности. Одновременно Ч. теряет ренессансный универсализм и гармоничность, многообразие его способностей редуцируется к разуму , в то время как тело механизируется и подчиняется всеобщим естественным законам. Познание закона, необходимости очерчивает границы человеческой свободы, однако несмотря на особые полномочия разума, Ч. этого времени задан преимущественно как пассивное начало, являясь по сути дела производным от внешних обстоятельств, отдельным атомом в определяющих его поведение природном и социальном механизмах. Обоснование творческого статуса Ч. в истории философии связано преимущественно с романтизмом и немецкой классикой. Романтики подчеркнули иррациональную природу свободы, благодаря которой человеческий гений достигает вершин вдохновения и творчества. Немецкая классическая философия через идею трансцендентального субъекта обосновала миросозидающие возможности человеческого разума (Кант, Фихте), культурно-историческую ангажированность человеческого сознания ( Гегель ), возможности чувственности в создании подлинно человеческих связей и отношений (Фейербах). Для неклассической философии второй половины 19-20 вв. характерна своеобразная антропологическая переориентация, связанная с осознанием кризисности человеческого существования, выявлением его онтологической бездомности и неукорененности, признанием его творческих возможностей и одновременным пониманием неизбежных ограниченности и разрушительности его притязаний. Интерпретация проблемы Ч. осуществляется здесь в контексте таких основных подходов, как натурализаторский, экзистенциальный и социологизаторский. Современный натурализм реализуется в двух основных вариантах: 1) биологизаторские модели Ч., описывающие его по аналогии с другими сложными организмами, продолжением и развитием которых выступают общество и Ч. ( позитивизм , необихевиоризм, биоэтика и др.); 2) восходящие к "философии жизни" версии Ч. как "несостоявшегося животного", обреченного своей биологической неполноценностью на поиск "противоестественных" способов существования ( фрейдизм , философская антропология ). Для экзистенциального подхода в современной философии характерна актуализация индивидуального человеческого существования в его принципиальной нередуцируемости к каким-либо общим, вне-положенным ему законам и схемам . Абсолютная уникальность и подлинность человеческого бытия обретается здесь в ситуации экзистенциальной свободы, одновременно отталкивающей Ч. от мира обезличенного сущего и открывающей ему истинные, интимные смыслы бытия (экзистенициализм, феноменология , персонализм ). Социологизаторский подход ( марксизм , структурализм ) ориентирован на рассмотрение Ч. в контексте более широких социальных связей, продуктом которых он выступает. Кредо этого направления можно выразить известной марксовской фразой о том, что "в своей действительности сущность Ч... есть совокупность всех общественных отношений". При этом если марксизм рассматривает Ч. в первую очередь как субъекта исторически, где в процессе предметно-практической деятельности Ч. преобразует природу и себя самого, то структуралистские концепции Ч. анализируют его в контексте фундаментальных социальных структур (политических, идеологических, семантических и др.), отдельным элементом и функцией которых он выступает, никоим образом не претендуя на их возможную трансформацию. Современная философская ситуация характеризуется своеобразным кризисом традиционной проблемы Ч., который обусловлен, с одной стороны, признанием невозможности создания целостной модели Ч., способной синтезировать основные философские и научные достижения (последняя такого рода наиболее яркая попытка была предпринята в рамках философской антропологии). Показательно, что разочарование в конструктивных возможностях философии осуществляется на фоне достаточно бурного развития более прикладных наук о Ч. (психологии, социологии, культурологии, этнографии, лингвистики и др.). С другой стороны, одним из лозунгов философии постмодерна стала идея "смерти субъекта", растворения Ч. в витальных, технических, семантических и др. процессах. Вместе с тем трудно предположить существование философии без ее центральной проблемы, каковой является проблема Ч., и очевидно, что современная кризисная ситуация лишь предваряет новые варианты постижения природы и сущности Ч., связанные с новыми обликами культуры и философии. См. также: Самосознание , Я. Е.В. Хомич

9. Человек - особый род сущего, творец исторического развития, культуры, субъект социального творчества. Ч. - биосоциальное существо, генетически связанное с другими формами жизни, выделившееся из них благодаря способности производить орудия, обладающее членораздельной речью , мышлением и сознанием , нравственно-этическими качествами. В совр. философии схвачены существенные черты, отражающие своеобразие человека как земного творения: его бытие социально; у него есть разум и ценности ; он постоянно развивается; в нем сильна драма между сознанием и бессознательным; ему присуща общительность; он возвышается над природным царством. Укажем на основные вехи в философском постижении Ч. Одна из древнейших интуиции - истолкование Ч. как своеобразного ключа к разгадке тайн универсума - получила отражение в восточной и западной мифологии, в античной философии. Ч. на ранних ступенях развития не отделял себя от остальной природы. Он теснейшим образом ощущал свою генетическую, неразрывную связь со всем органическим миром, о чем свидетельствует, в частности, буддизм . Древнейшая мифология не расчленяет картину мира: природа , человек, божество в ней слитны. Процесс познания с самого начала "отягощен" способностью Ч. оценивать реальность как "очеловеченную", созданную по его меркам. Это находит свое выражение в антропоморфизме , т.е. бессознательном восприятии космоса и божества как живых существ, подобных самому Ч. В древней мифологии и философии Ч. выступает как малый мир ( микрокосм ) и большой мир ( макрокосм ). Представление о их параллелизме и изоморфное™ - одна из древнейших натурфилософских концепций. Об этом свидетельствует космогоническая мифологема "вселенского человека" (инд. пуруша в Ведах, сканд. Имир в "Эдде", кит. Пань-Гу). Наиболее развернутая типология философских постижений Ч. в европ. философии принадлежит Шелеру. Он выделяет пять концепций Ч.: теистическую (иудейскую и христианскую) трактовку Ч.; античную концепцию "человека разумного", к-рая выражена у Анаксагора , а у Платона и Аристотеля оформлена в философских категориях ; натуралистические, позитивистские и прагматические учения, толкующие Ч. как homo faber ("человек деятельный"); представление о Ч. как свихнувшейся обезьяне, помешанной на "духе"; воззрение, согласно к-рому Ч. и его самосознание оценивается чрезмерно восторженно, что присуще совр. философии. Многие философы усматривают уникальность Ч. в том, что он обладает разумом. Эта идея концептуально оформляется еще в древнегреческой философии. В античной философии сложилась еще одна версия, согласно к-рой Ч. понимается как " политическое животное", т.е. обладающее даром социальности. Принципиально новый поворот в осмыслении Ч. содержится в христианстве. Рождается представление о Ч. как идеальном существе, воплотившем в себе телесно-чувственную субстанцию, одушевленную разумом, духовностью . Ч. рассматривается как центр и высшая цель мироздания. Наряду с такими мировоззренческими установками, как природоцентризм, теоцентризм, социоцентризм рождается антропоцентризм . Христианство явилось почвой европ. персоналистской традиции . Ч. внутри этой традиции оценивается как суперценность. Созданный по образу и подобию Божьему, Ч. обладает свободой воли, находится перед выбором индивидуализма и универсализма . По мнению Бубера, в истории человеч. духа различаются эпохи, когда обостренное чувство одиночества, хрупкости и неустроенности Ч. рождает антропологическое мышление. В такие эпохи возникают глубокие философские мысли о Ч., обсуждаются проблемы человеч. природы, понятия любви, греха , совести, святости, спасения. Бубер писал, что первым через семь с лишним столетий после Аристотеля поставил гл. антропол. вопрос Бл. Августин. Постижение Ч. начинается у нею с вопроса: "Добр или зол человек?" Ощущение одиночества, падшести, покинутости впервые возникает именно в философии Августина. В философии Фомы Аквинского рождается новый христ. космос. Личность оказывается самым благородным существом во всей разумной природе. Новый всплеск антропол. мышления фиксируется в позднем средневековье, когда постепенно распадается антропоцентрическая картина мира . Возрожденческий идеал Ч. сопряжен с поиском своеобразия Ч. Так рождается проблема индивида , индивидуальности как поиск самобытности Ч. Возрожденческий индивидуализм порождает стихийное самоутверждение Ч. В европ. сознании возникает идея гуманизма , прославляющая Ч. как высшую ценность . Трагизм и негарантированность человеч. существования обозначается затем в формуле провозвестника новой постренессансной эпохи Паскаля "Человек - мыслящий тростник". Паскаль говорит о бренности, о вселенском страхе Ч. Острейшее самосознание одинокой личности сменяется в эпоху Просвещения либерально-просветительскими представлениями о неисчерпаемых возможностях независимой и разумной личности. Культ автономного Ч. - развитие персоналистской линии европ. сознания. Нем. классич. философия принесла с собой множество философских догадок и прозрений о Ч. Они выстраивались вокруг проблемы свободы и духа Ч. В трудах Канта родилась идея создания особой сферы философского знания - философской антропологии. 19 в. вошел в историю философии как антропол. век. Была сделана попытка изложить учение о Ч., обозначить соотношение социального и бессознательного в Ч. Критика панлогизма была сопряжена с изучением биол. природы Ч. Воскрешается христ. идея близости Я и Ты в философии Л. Фейербаха. В 19 в. романтики высказали догадку, что человеч. бытие значительно богаче его социального измерения. Возникло обостренное внимание к человеч. самочувствию, к тончайшим нюансам человеч. состояний. Философы обратили внимание на богатство и неисчерпаемость личностного мира Ч. В поле их зрения попали любовь , творчество , смерть как факты человеч. бытия. После рождения философской антропологии Канта Ч. осмысливается как мыслящее, но главным образом волящее и чувствующее существо (Шопенгауэр, Кьеркегор). Философы жизни поставили вопрос о том, что Ч. "плохо укоренен в природе", является "халтурой природы", "еще не установившимся животным" (Ницше). Обсуждается проблема возвращения Ч. к биол., инстинктуальной подоснове (противопоставление "дионисийского" и "аполлонического" человека). Значительным открытием 19 в. явилась идея Маркса, что антропология должна быть переосмыслена через проблему социальности, что человеч. природа исторична. Индивидуальное и истор. развитие Ч. - процесс присвоения и воспроизведения социокультурного опыта человечества, "абсолютного движения становления" (Маркс) человеч. в Ч. Марксово понимание Ч. получило последующую разработку в трудах представителей Франкфурт, школы, отечеств, философов. Они показали, что история человечества - прежде всего летопись постоянного развития Ч. и одновременно растущего отчуждения. Отчужденный Ч. не только чужд другим людям, он лишен человечности и в естественном, природном, и духовном смысле . Такое отчуждение от человеч. сущности ведет к экзистенциальному эгоизму и формулируется как превращение Ч. в средство своего индивидуального существования. В процессе отчуждения Ч. в известном смысле лишается даже своего тела и окружающей его природы, а также своего духовного Я, себя самого как человеч. существа. В 19-20 вв. огромный вклад в постижение Ч. внесла русская философия , обнаружившая персоналистский пафос в противовес зап. позитивизму . Она развила понятие аскезы, концепцию цельности духа, проповедь универсального всеединства. Рассматривая божеств, и человеч. природу Ч., русская философия толковала Ч. как точку пересечения двух миров (Бердяев) - микрокосма и макрокосма. Трактуя Ч. как "символическое животное", зап. неокантианство по-новому поставило проблемы антропогенеза , уникальности Ч. В трудах Шелера, Гелена философская антропология обнаружила себя как определенное течение нем. философской мысли. Введя понятие бессознательного, психоанализ определил его место в философской антропологии. Последователи Фрейда (Юнг, Фромм) сформулировали вопрос о Ч. как вместилище архетипов, о вечности экзистенциального поиска. Появление экзистенциализма значительно расширило представление о человеч. бытии. Экзистенциализм продемонстрировал специфический тип философствования. Он приковал внимание к индивидуальным смысло-жизненным вопросам (вины и ответственности, решения и выбора , отношения Ч. к своему призванию и к смерти). Экзистенциализм дал трактовку основных тем - элемента случайности в судьбе Ч., бессилия разума, отчуждения, неизбежности смерти, одиночества. Проблемой и установкой экзистенциализма стал стоич. антиисторизм. В персонализме личность предстала как фундаментальная онтологическая категория, основное проявление бытия. Другое направление - структурализм - стало рассматривать личность как отложения многочисленных ушедших веков. В настоящее время постижение Ч. сопровождается расцветом философско-антропол. мысли, антропол. ренессансом. Лит.: Несмелов В.И. Наука о человеке. Т. 1-2. Каз., 1905-06; Бердяев Н.А. О назначении человека. Париж, 1931; 1993; Тейяр де Шарден . Феномен человека. М., 1965; Cassirer E. An Essay on Man. New Haven; L., 1944; Buber М. Das Problem des Menschen. Hdlb., 1948; Rothacker E. Probleme der Kulturanthropologie. Bonn, 1948; Idem. Philosophische Anthropologie. Bonn, 1964; Dempf A. Theoretische Anthropologie. Bern, 1950; Marcel G. L&homme problematique. P., 1955; Plessner H. Philosophische Anthropologie. Fr./M., 1970; Кассирер Э. Избранное: Опыт о человеке. М., 1998. П. С. Гуревич

10. Человек - высшая ступень живых организмов на Земле. Телесно человек принадлежит к млекопитающим, а именно к гоминидам (т.е. "человекоподобным существам"), ближайшим соседям понгид (человекообразных: гориллы, шимпанзе); и те и др. восходят к третичному периоду. Существа, жившие около 550 тыс. лет назад, начали использовать огонь . О причинах , определивших становление собственно человека, можно высказать только предположения. Путь этого становления раскрывается все яснее благодаря филогенетической антропологии, сравнительной морфологии, физиологии и палеонтологии. Более высокий уровень развития человека по сравнению с животными проявляется в прямой походке, в совершенстве руки как хватательного и производящего орудия, а особенно в увеличении объема мозга и его поверхности. С развитием этих качеств человека связано ослабление его физических - функций: притупление остроты чувств, ослабление "закалки" в широком смысле этого слова по отношению к факторам внешнего мира, уменьшение чисто физической силы организма . Что касается души, то в этом плане человек отличается не столько сознанием вообще, сколько осознанием самого себя, своей историчности, своей приближающейся смерти. В то время как поведение животного связано с окружающим миром и направляется инстинктами, поведение человека , напротив, не определяется средой и является свободным. Эта независимость от окружающего мира дает возможность специализировать органы чувств и расширять их функции, создает условия для появления самостоятельного мышления, чувствования, волеизъявления и возникновения совершенно нового явления - памяти и фантазии; на место окружающей среды приходит мир. Но все это грозит человеку имеющей далекие последствия опасностью потери инстинкта и опасностью противоестественной жизни, вызываемой оттеснением инстинктов. Вследствие того что душа , в известной степени самостоятельная, противостоит телу, возникает вопрос об отношении души и тела . Над областью сознания и души человека возвышается индивидуальный дух , который устанавливает связь человека уже не только с материальным миром, окружающим его, но и с общим идейным содержанием (идеями) вещей, в связи с чем человек выше всего поднимается над миром животных и, конечно, больше всего удаляется от природы. Благодаря своей единственной в некотором роде телесно-душевнодуховной организации только человек является личностью , способной к целенаправленным, планомерным действиям, к творческим (состоящим в придании формы внешнему материалу) достижениям, среди которых на первом месте стоит создание человеческих форм общения; на этой основе развиваются речь и письмо , способность создавать технические конструкции, сбор и понятийная обработка наблюдений и знаний, а также все более увеличивающееся разделение труда и совместный труд , возрастающая сила идейного воспитания и моральной ответственности, расширяющееся познание природы и господства над природой (см. Культура ). Именно идейное воспитание и самопознание человек все больше ставит на службу своего самоформирования. Зависимость человека от природы, с одной стороны, его духовно-культурное возвышение над природой - с другой , привела к различным с философской точки зрения толкованиям сущности человека и его целей, что отразилось прежде всего в мифах различных религий о сотворении человека. Наиболее продолжительным в вопросе толкования человека было влияние Ветхого завета. Античность и особенно христианство видели сущность человека в его разуме , или познавательной способности , в его способности к образованию политической общности. Христ. средневековье видело в нем, с одной стороны, подобие Бога, а с другой - творение земных демонических сил. В 18 в. в человеке различали чувственное явление и "сверхчувственную" разумную сущность . Последнее из названных понятий стало затем исходным пунктом для идеала Гуманизма , который учил, что все люди обладают идеальной физически-душевнодуховной способностью к совершенствованию. Сегодня сущность человека видят в том, что он отличает ценностное (см. Этика ) от целесообразного, полезного, приятного. Способность оценивать находится в связи со способностью схватывать существо дела с помощью понятий и делать его наглядным средствами искусства, так же как и способность наделения смыслом личностей, предметов, явлений. Вокруг существенного и значительного возникает микрокосмос индивида . Сущность человека и его место в мире исследует философская антропология .

11. Человек – — субъект исторического процесса , развития материальной и духовной культуры на Земле, биосоциальное существо (представитель вида homo sapiens), генетически связанное с др. формами жизни, выделившееся из них благодаря способности производить орудия труда , обладающее членораздельной речью , мышлением и сознанием , нравственно-этическими качествами. Философские концепции Ч. образуют сложный конгломерат идей ( экзистенциализм , философская антропология ), вращающихся вокруг двух полюсовидеалистического, религиозно-мистического понимания сущности Ч. и натуралистического антропологизма , использующего биологизаторские подходы . Марксизм связывает понимание сущности Ч. с общественными условиями его функционирования и развития, сознательной деятельностью , в ходе к-рой Ч. оказывается и предпосылкой и продуктом истории. По определению Маркса, “ сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду . В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений” (Т. 42. С. 265). Подчеркивая значение общественных связей и характеристик Ч., марксизм отнюдь не нивелирует отдельных индивидов, не принижает их специфических качеств как личностей, наделенных присущими им характером, волей, способностями и страстями. Напротив, он обращает внимание на общие закономерности, чтобы рельефнее оттенить и сделать научно объяснимыми эти личностные качества людей. Обращаясь к социальной сущности Ч., марксизм вместе с тем учитывает сложные взаимодействия социальных и биологических факторов и устанавливает примат первых. Ч. как биосоциальное существо не обладает “двойственной природой”. Биологические факторы имеют важное значение, действуя, однако, в “снятом виде”, через опосредствование и преобразование со стороны факторов социального порядка ( Биологическое и социальное ). Индивидуальное и историческое развитие Ч.— процесс присвоения и воспроизведения социокультурного опыта человечества, “абсолютного движения становления” (К. Маркс) человеческого в Ч. Марксизм отвергает биологизаторские концепции Ч., к-рые порождаются сегодня, в частности, со ссылками на этологию, генетику и др. науки. Он связывает развитие Ч. с общественным прогрессом в направлении к разумному и Гуманный в Словаре Ожегова'>гуманному об-ву, при к-ром полное и всестороннее, свободное развитие каждого индивида, всех членов об-ва становится “самоцелью”. Ч. будущего — это Ч. разумный и гуманный, пытливый и деятельный, умеющий наслаждаться красотой; это целостная, всесторонне развитая личность , воплощающая идеал подлинного единства сущностных сил Ч.— его духовного и физического совершенства. И именно как личность с ее неповторимым своеобразием, уникальностью индивидуального “Я” Ч. утверждает себя как существо общественное, жизнь к-рого одухотворяется высокими целями, нравственным смыслом ( Смысл жизни ).

Философский словарь
Прослушать

Поделиться с друзьями:

Постоянная ссылка на страницу:

Ссылка для сайта/блога:

Ссылка для форума (BB-код):

«Человек» в других словарях:

Человек

- Общественное существо, обладающее сознанием, разумом, субъектобщественно-исторической деятельности и культуры. Человек возник на З...
Энциклопедический словарь

Человек

- М. каждый из людей; высшее из земных созданий, одаренное разумом, свободной волей и словесною речью. Побудка (инстинкт) животного,...
Словарь Даля

Человек

- Дворовый слуга, служитель, лакей, а позднее официант, слуга. и еще 1 определение
Словарь Ожегова

Человек

- -творение Бога по Его Собственному образу и подобию (Быт 1.26-27; 2.7), мужчина (см.). Хотя человек во многом уступает Ангелам (...
Исторический словарь

Человек

- - англ. man/person; нем. Mensch. Высшая ступень развития живых организмов на Земле, субъект  общественно исторической деяте... и еще 3 определения
Социологический словарь

человек

- Род. п. -а; диал. челэк, дмитровск., чилэк, обоянск.; укр. чоловiк "муж, супруг", блр. человек, др.-русск. человкъ, ст.-слав. члов...
Этимологический словарь Фасмера

человек

- Человек (Быт.1:26 ,27, Быт.2:7 ,18,21-23, Пс.8:5 ,9, ·Сир.17:1,12, Деян.17:25 ,28 и ·др. ). ·св. Писание дает полные и подробные...
Библейская энциклопедия

человек

- ЧЕЛОВ'ЕК , человека, в знач. мн. употр. люди (человеки - ·устар. и ·шутл. , ·косв. человек, человекам и т.д. -...
Толковый словарь Ушакова

Связанные понятия: