Skip navigation

Что такое Россия, разд. Право (до начала XVIII века)? Значение rossiya razd pravo do nachala xviii veka, биографический словарь

Значение термина «Россия, разд. Право (до начала XVIII века)» в Биографическом словаре. Что такое россия, разд. право (до начала xviii века)? Узнайте, что означает слово rossiya-razd-pravo-do-nachala-xviii-veka - толкование, обозначение, определение термина, его лексический смысл и описание.

Россия, разд. Право (до начала XVIII века)

Россия, разд. Право (до начала XVIII века) – Рериод княжеский, или вечевой. Источники права имеют Двоякий в Словаре Даля'>двоякое значение: это или те творческие силы, которые порождают право, творят его, или те формы, в которых почерпываются сведения о нем. В первом смысле источниками права служат: законодательная власть, создающая закон, как главную и наиболее совершенную норму; суд, поскольку он своими решениями вырабатывает новые нормы права; частные лица и органы Правительство в Энциклопедическом словаре'>правительства, поскольку они содействуют созданию новых юридических обычаев. Во втором значении под понятием источника подходят закон, обычай, договор, судебные решения. В древнее время отношение между видами источников как раз обратно наблюдаемому в наши дни. Творческая деятельность законодательной власти едва зарождается; все отношения внутренней и внешней государственной жизни, а также отношения между частными лицами определяются обычаями и договорами. Хотя слово 'закон' (или покон) известно первоначальной летописи, но в смысле однозначащем с терминами 'нрав, предания, обычаи, пошлина' (как и в средневековом западноевропейском праве слово lex обозначает не закон, а обычай). Древнее право существует не в силу постановлений государственной власти, которой чужда идея творчества новых правовых норм; главная ее задача - охрана 'старины'. Дробность и разнообразие обычаев - характерные признаки этой формы права. Еще первоначальная летопись отмечает разные обычаи у различных славянских племен. В историческое время, с нарушением племенной обособленности, происходит сближение между разными обычаями путем вытеснения слабого племенного права более сильным. За отсутствием сборников племенных обычаев, этот процесс не может быть изучаем. Первые Запись в Бизнес словаре'>записи обычаев относятся ко времени, когда объединение достигло уже значительных успехов. Таким памятником является Русская Правда (XXVII, 307) - частный сборник обычаев, судебных решений и немногих княжеских распоряжений. Древнейшая редакция сборника относится к X - XI векам, но в его состав вошли обычаи доисторического происхождения, как например, местный выкуп, рабство, суд послухов. Сборник дополнялся в последующее время, что отразилось как на редакциях его, так и на разнообразии сохранившихся списков. Завершение последней редакции Правды сокращенной из пространной относится ко второй половине XIII века. Сравнение сохранившихся редакций убеждает в том, что Правда - отнюдь не официальный сборник. Внешняя форма памятника (от лица князя нигде не говорится и о князьях упоминается в 3-м лице), переработка отдельных статей в смысле постепенного обобщения содержащихся в них правил, разнообразие статей в разных списках позднейшей редакции, характерные комментарии к некоторым статьям - все это не оставляет сомнения в том, что Правда - разновременный труд многих частных лиц. Кроме обычаев, в нее вошли записи отдельных судебных решений (первоначально во всей конкретной обстановке), княжеские уставы или уроки и заимствованное из Византии право, через посредство Номоканонов. Княжеские уставы - прообраз законодательной деятельности. Первые князья, раздавая города своим мужьям, устанавливали порядок управления и суда; подчиняя своей власти новые племена и земли, они определяли размеры дани. Эти первые уставы были несомненно устные. С принятием христианства уставная деятельность князей расширяется под влиянием духовенства. С представителями церкви совещался князь Владимир 'о строе и о уставе земляном'; в пользу построенной в Киеве церкви он даровал десятину, что подтвердил особой грамотой. Этому же князю приписывается и первый церковный устав, по которому церковь получила право суда по целому ряду дел - над всеми мирянами и по всем делам - над некоторыми категориям лиц. Кроме этого устава известны еще уставы князя Ярослава , три новгородских и один смоленский. Хотя подлинность всех их, кроме последнего, заподозрена, но возбуждает сомнения более форма и лишь отчасти содержание уставов. О княжеских уставах упоминает и Правда. Договор - иначе рядовое крестное целование, докончание - одна из широко распространенных форм древнего права. Им определяются не только международные отношения, но и междукняжеские, князей к народу и к дружине, а также отношения частных лиц. Право, занесенное в договоры, далеко не всегда создается ими вновь; в них заносится и обычное право, для большей прочности и устранения споров. Отличить договорное право от обычного тем труднее, что позднейшие договоры повторяют нередко правила прежних того же типа. Так возникла договорная старина. Важнейшие из древних международных договоров заключены с греками и немцами. Договоры с греками занесены в первоначальную летопись под 907, 912, 945 и 971 г. Сомнение в их подлинности, возбужденное Шлецером , устранено вполне Кругом , с изменением лишь даты второго договора (911 год вместо 912). Но все же договоры возбуждают ряд сомнений. Сохранился ли текст их полностью? Какое отношение между двумя первыми договорами? Чье право в них преимущественно отразилось? На какой территории договоры применялись? Как эти вопросы, так и многие другие частные, разрешаются различно. Неисправность текста, возникшая вследствие несовершенств перевода и усугубленная ошибками переписчиков, затрудняет разрешение возбужденных недоумений. Тем не менее как памятники политических и торговых сношений древней Руси с Византией, договоры являются весьма важным историческим источником: не нужно только преувеличивать их значение для изучения древнейшей истории права, так как статьи, относящиеся к уголовному и гражданскому праву и процессу, возбуждают наибольшие сомнения. Договоры с немцами, гораздо лучше сохранившиеся, возбуждают гораздо меньше недоумений. Вызванные к жизни торговыми отношениями русских земель - Новгородской, Смоленской, Полоцкой - с соседними немецкими городами по берегам и на островах Балтики, эти договоры имели целью установить мирное разрешение столкновений между местным населением (русским или немецким) и приезжими купцами (немцами или русскими); значит, они применялись одинаково на территориях обеих договаривающихся сторон. Важнейшими из них являются договоры: 1) Новгорода с жителями Готланда 1189 - 1195 и 1198 - 99 гг., сохранившиеся в виде приписки к позднейшему договору 1259 - 63 г.; 2) Смоленска с Ригой и Готландом 1229 - 1230 гг., сохранившийся в нескольких списках разных редакций, и 3) Новгорода с Готландом, на нижненемецком языке, 1270 г. По богатству юридических норм эти договоры не уступают Русской Правде и упоминают о таких институтах, сведений о которых нет и в Правде. Договоры, определявшие внутренний политический быт княжеств, были 1) междукняжеские, которые уже с XII века заключались письменно; из них сохранилось всего 66, за время 1341 - 1531 гг.; о содержании более древних можно отчасти судить по кратким летописным указаниям; 2) договоры князей с народом, которыми определялись полномочия князя и отношения его к вечу; из них дошли до нас только новгородские, от 1264 по 1471 г., числом свыше 20, и 3) ряды с дружиной или вольными слугами, заключающиеся, по-видимому, лишь устно, а потому и не дошедшие до нас. Кроме Русской Правды были изданы еще два важных местных сборника права: Новгородская и Псковская судные грамоты. Вторая хоть и имеет дату, - 1397 г., - но, очевидно, составлена в несколько приемов, потому что в состав ее вошла грамота князя Константина (Дмитриевича) , бывшего князем во Пскове в 1407 и 1414 годы, а весь сборник утвержден при участии священства пяти соборов, из которых последний относится к 1462 г. Источники сборника указаны в его заглавии: он составлен на вече на основании грамот князей Александра и Константина и записанных обычаев (приписок псковских пошлин). Под князем Александром обыкновенно разумеют Александра Невского , который спас Псков от немцев в 1241 г.; но следует разуметь Александра Тверского (1327 - 1330 и 1332 - 1337 годы), который много содействовал возникновению политической независимости Пскова. В грамоте предусмотрен и дальнейший порядок ее изменений и дополнений: 'А который строке пошлинной грамоты нет, и посадником доложити господина Пскова на вече, да тоя строка написать. А которая строка в сей грамоте не люба будет господину Пскову, ино та строка вольно выписать вон из грамот'. Несмотря на позднюю окончательную редакцию, нормы права носят здесь следы глубокой старины. По богатству содержащихся норм материального и формального гражданского права, этот сборник далеко превосходит позднейшие законодательные сборники московской эпохи. Новгородская судная грамота, известная до сих пор только в отрывке, окончательно редактированная в 1471 г. и переписанная на имя князя Ивана III с сыном, составлена несомненно раньше, на основании весьма древних обычаев. В сохранившейся части содержатся исключительно правила о суде. Во все указанные сборники занесено сравнительно небольшое число обычаев. Соответственно цели, ради которой сборники составлялись (потребности суда), в них почти исключительно вносились нормы, наиболее необходимые в судебной практике, а не обычаи, определяющие разные стороны государственной жизни. В сохранившихся договорах, определяющих внутренний политический быт, можно найти лишь некоторые формы последнего рода; огромное их большинство так и осталось незарегистрированным. Для восполнения этого пробела нет другого средства, как изучение тех следов практики, какие уцелели в рассказах современников о событиях прошлой жизни. Государственный быт. Когда возникает государство в древней Руси? Некоторые исследователи относят зарождение его к XII и даже XV - XVI векам. Но если под государством понимать совокупность населения, занимающего определенную территорию и подчиненного единой власти, то существование государств у славянских племен можно отметить уже вслед за расселением их на Восточно-Европейской равнине. Первоначальный летописец указывает места поселений каждого племени и утверждает, что у каждого было свое княжение, т. е. образ правления. Он же указывает, что на предложение хазар об уплате дани поляне 'сдумавше вдаша от дыма меч'; это обязательное для всего племени постановление было издано какой-то властью. Призвание варяжских князей изложено как постановление нескольких славянских и финских племен, которые раньше, прогнав варягов за море, 'почаще сами в собе володети'. С появлением варяжских князей еще долго сохранялись племенные князья в качестве их подручников; летопись сохранила и имена некоторых. Столь давнее существование древнерусских государств не предрешает спроса об их устройстве. Характерным их признаком является их слабость, непрочность, отсутствие сплоченности между частями. Властные представители отдельных родов или хозяйств еще не привыкли повиноваться, совсем не дисциплинированы, не знают различия между своим и общественным интересом. Каждый ставит на первый план свои собственные выгоды, которые он должен защищать собственными силами. Ограждение безопасности отдельных лиц является делом частных усилий. Право частное и публичное еще не различаются. Территория. Наша история начинается не с единого русского государства, а с целого ряда государств (земли, княжения, волости, отчины, уделы, уезды), незначительных по объему и с непостоянными границами. Одни земли увеличиваются за счет других, вслед за тем распадаются на несколько более мелких княжений. И то и другое обусловливается слабостью государственной власти. В силу непостоянства границ отмеченный летописцем племенной состав княжений не мог удержаться. Уже во второй половине IX века отдельные племена были политически раздроблены. 'Полоцкая земля составилась из ветви кривичей с частью дреговичей; Смоленская - из другой части кривичей с частью радимичей; Черниговская - из части северян с другой частью радимичей и с большинством вятичей; Киевская состояла из полян, почти всех древлян и части дреговичей; Новгородская - из племен ильменских славян с Изборской ветвью кривичей' (Ключевский ). Каждая земля имеет политическим центром город, по имени которого и называется. Собственно город означал огороженное и укрепленное место: 'создать град на церкви', 'чинити город на лодьях', 'створити город в колех' - значило временно укрепиться в том или ином месте. Хорошо укрепленные пункты поселений привлекали к себе население. Еще до призвания князей существовал ряд больших городов, которые отчасти поименованы в 1-м договоре Олега с греками. Имеется известие о Киеве конца X и начала XI века, что в нем было 8 рынков и бесчисленное множество народа. Кроме главного города, в каждой земле были второстепенные укрепленные поселения - пригороды, возникшие или путем колонизации, или, наконец, завоеванием. Некоторые из пригородов приобретали важное значение и вступали в соперничество с старшими городами, кончавшееся иногда политическим обособлением пригорода или даже победой его над старшим городом. По общему правилу, однако, пригороды стоят в зависимости от главного города; по свидетельству современника, 'на чем старейшие (города) вздумают, на том пригороды станут'. Такое подчинение олицетворяет политическое единство земли и ее независимость. Это выражено в Русской Правде по поводу правил о своде: 'а из своего города в чужую землю свода нетут'. В позднейших памятниках (междукняжеских договорах) та же мысль выражена яснее: князья взаимно обязуются в чужой удел данщиков своих не всылать, ни приставов, ни грамот не давать. Население древнерусских земель распадается на две крупные группы: население свободное и несвободное. Между свободными нет различия в правах: сословия еще неизвестны. Но фактическая разница положений - огромная: общественные классы - явление глубокой древности. Богатство, приобретенное или унаследованное, знатность происхождения, профессия, общественное положение давали одним преимущество перед другими. Для обозначения всех свободных употреблялись термины 'людие' (людин) и 'мужи'. Различия положений обозначались качественными прилагательными: ленивые, нарочитые, передние, старейшие с одной стороны, и меньшие, мезиннии, худые, черные люди - с другой. Для разных классов общества существовали и особые названия. Боярин - крупный собственник. Русская Правда упоминает о боярских холопах и тиунах и о боярской дружине. Другие памятники нередко говорят о боярских селах. Значит, бояре были по преимуществу рабовладельцы и землевладельцы. Их богатство доставляло им возможность содержать значительный штат военных слуг; плохо обеспеченная общественная безопасность делала это необходимым. Огнищане (от огнище - очаг, как символ хозяйства; огнище иногда обозначает раба, составляющего необходимую принадлежность крупного хозяйства; по селам живет огневщина и смердина) - тоже крупные домохозяева. Северные летописные своды употребляют этот термин вместо слова бояре. Княжие мужи - это старшие дружинники князя, т. е. те же бояре, по собственному желанию вступившие в состав дружины. Середину общественной лестницы занимали торгово-промышленные классы, между которыми выделялись гости и купцы. О важном значении торговли в быту славян свидетельствуют самые древние памятники. Первоначальная летопись указывает направление великого торгового пути из варяг в греки. О торговле с Востоком рассказывают арабские писатели, что подтверждается находимыми при раскопках диргемами VII - XI веков. Торговля с Византией велась весьма правильно, как видно из договоров с греками и рассказа Константина Порфирогенета. Наконец, широкие торговые сношения с немцами подтверждаются сохранившимися договорами. Выгоды торговли нередко выдвигали людей этой профессии в первые ряды общественных классов: купцы упоминаются в составе посольств, при обсуждении важнейших общественных дел. Сделавшись крупными землевладельцами, они могли перейти в состав боярства. Необеспеченность торговли вынуждала купцов быть, в то же время, и воинами: они носят оружие, участвуют в военных походах, имеют дружины для охраны торговых караванов. С одной стороны, интересы торговли ставят купцов в более тесные отношения друг к другу: в городе купцы делятся на сотни и имеют особую организацию и особый суд. Названия низших классов городского и массы сельского населения - чернь, смерды, изорники, половники, поздние хрестияне. Все они считаются свободными: Русская Правда облагает смердов уголовными штрафами за Кража в Бизнес словаре'>кражу, признает у них собственность, говорит о наследстве после смердов; ряд летописных свидетельств показывает, что смерды были главными плательщиками дани. По хозяйственному положению они не составляли однородной группы. По свидетельству Владимира Мономаха , смерд - мелкий землевладелец, у которого свое село, гумно, дом; свой земельный участок он обрабатывал своим трудом. По северным памятникам смерд и озорник - лишь съемщики чужой земли. Смердина, наряду с огневщиной, населяет боярские села. Нужно предположить повсеместный процесс постепенного сосредоточения недвижимой собственности в руках крупных землевладельцев на счете мелкого землевладения. Это обусловливалось необеспеченным положением мелких хозяев и желанием их найти покровителя в лице сильного господина. Свидетельства о таком процессе имеются от XII века; подробности его не могут быть изучаемы в данный период за отсутствием памятников. Он наблюдается и в позднейшее время, несмотря на противодействие ему со стороны московского правительства. Превращение собственника в арендатора должно было отразиться на понижении хозяйственной обеспеченности. Незавидное экономическое положение смерда нашло свой отзвук в том презрении, с каким произносится иногда слово смерд в рассматриваемую эпоху. То князья, то бояре их считают своими. В новгородских договорных грамотах XIV - XV века встречаются условия о выдаче беглых смердов и половников, о суде над ними лишь в присутствие господарей и о неприятии от них жалоб на господ. Отношения съемщиков земли и рыболовных угодий к землевладельцам подробно изложены в псковской судной грамоте; ряд статей определяет порядок взыскания долгов с арендаторов - знак, что задолженность их была явлением широко распространенным. Это приводило к разным формам закрепощения. На этой почве создались переходные ступени от свободного населения к несвободному. О таких полусвободных или независимых группах известно Русской Правде. Она знает закупов или ролейных закупов и вдачей. Закуп - наймит дворовый или пашенный, работающий за плату, которую получал, по-видимому, вперед; вдач - человек, отрабатывающий господскую 'милость'. Общая черта тех и других, что они должники своих господ. Но они не холопы: о вдаче это прямо выражено, что косвенно указывает на тенденцию заимодавцев считать их несвободными. Свобода закупов ограждается в отдельных случаях от посягательств со стороны господ. Но эта свобода чрезвычайно непрочная: ряд проступков закупа (бегство, кража) ведет к ее утрате. Господин имеет право наказывать закупа за вину. Несвободные (холоп, роба, челядин, обельный, одерньоватый) составляют значительную часть населения; их контингент пополняется из весьма разнообразных источников. Главнейшие из них: 1) плен, 2) рождение от рабов (плод о челяди), 3) несостоятельность, когда кредиторы не соглашались на отсрочку уплаты долга (ждут ли ему, продадут ли его) и 4) некоторые виды преступлений. Во всех указанных случаях рабство возникает помимо воли раба; но известны случаи, когда он является результатом доброй воли свободного. Таковы: 1) самопродажа, 2) женитьба на несвободной и 3) поступление на службу тиуном или ключником; в двух последних случаях только специальным договором можно было ограничить свою свободу. В экономической жизни страны рабство играет двоякую роль: 1) на нем покоится крупное землевладельческое хозяйство (села с челядью) и 2) рабы являются одним из главных предметов отпуска торговли, наряду с воском и шкурами. Поэтому институт холопства подробно регулируется в Русской Правде. Юридически холоп - только объект прав. Светское право совершенно не вмешивается в отношения господина к холопу; оно лишь защищает господские права против третьих лиц, так или иначе посягающих на чужих холопов, и обратно, привлекает к ответственности господ за ущерб, причиненный их холопам третьими лицами; холопы лично не ответственны: 'их князь продажей не казнит'. Фактически от этого строгого взгляда бывали отступления. Холопы владеют не только движимым имуществом, но и дворами, имеют свои хозяйства и передают имущество по наследству; все это существует, однако, лишь, по доброй воле господ. На смягчение положения холопов оказывает серьезное влияние церковь, представители которой вмешиваются в личные отношения господ к холопам. Они не только рисуют христианский идеал рабовладельцев, но устанавливают церковное наказание за убийство собственных рабов и за жестокое с ним обращение, вооружаются против продажи холопов в руки поганых, против торговли рабами вообще ('прасольство душами') и, влияя на совесть своих духовных детей, содействуют освобождению рабов, особенно в форме отпущения 'по душе'. Освобожденные холопы прекращали всякие отношения к старым господам и, под именем изгоев, вместе с другими, лишившимися средств к существованию, становились под защиту церкви. Государственная власть по своей организации является смешанной из 3-х элементов: монархического, в лице князя, демократического, в лице веча, и аристократического в лице княжеской думы. Связь между этими элементами чрезвычайно слаба: она покоится всецело на добром согласии сторон, чем в значительной мере объясняется слабость государственной власти. К тому же соотношение между элементами не остается постоянным: в разное время и в разных местах выдвигается на первый план то один, то другой элемент, хотя все они являются повсеместными и необходимыми. Княжеская власть - исконное явление нашей истории; ее корни восходят к патриархальному быту. Сначала племенные князья, потом князья Рюриковичи имеются всегда налицо в каждом княжении. Редкие моменты, когда тот или иной стол не был замещен, принимаются бедственными и опасными. Без князя некому выполнять текущие задачи управления: защиту страны, поддержание внутреннего порядка, отправление суда. Полнота власти князя зависит от степени доверия к нему со стороны населения. Князья - народные любимцы, пользуются наибольшими полномочиями и бесконтрольностью в делах управления. Отсутствие доверия вызывает ряд народа с князем. Невыполнение условий ряда приводит к столкновениям, которые оканчиваются или полным разрывом и изгнанием князя, или взаимными уступками. Столкновения участились, когда число наличных представителей княжеской фамилии возросло и возникли вопросы о распределении между ними княжений и об их взаимных отношениях. Родовая теория распределения столов по старшинству и подчинения младших родичей старшему не подтверждается историческими данными. Столы распределялись по разным началам: по народному призванию, по началу отчины, по воле умирающего князя, по старшинству. За невозможностью примирить эти сталкивающиеся между собой начала, князья захватывают столы силой или хитростью, и затем приводят в свое оправдание ссылки на те или другие начала, спешат заключением договоров с другими князьями обеспечить за собой спокойное владение добытым столом. Взаимные отношения князей определяются не подчинением одних другим, а равенством их, как представителей независимых государств. Поэтому все князья называются братьями (исключение составляют князья-отцы и князья-дети). Могущество одних князей и слабость других, приводили, однако, к тому, что одни назывались старейшими, великими, другие просто братьями или младшими братьями. Это различие в братстве могло соответствовать различию в возрасте, но могло и не совпадать с ним. Иногда сильнейшая сторона называется даже отцом или господином. Вече есть форма непосредственного участия народа в решении государственных дел. Это - собрание свободных и дееспособных жителей земли (дети при отцах не участвуют). Каждый свободный имел право явиться на собрание, но это не было его обязанностью. Памятники упоминают о вечах во всех древнерусских землях. Повсеместность этого института объясняется тем, что только согласие всего народа могло обеспечить проведение в жизнь той или иной меры за отсутствием постоянного войска и организованной полиции. По той же причине для постановления решения в собраниях требуется единогласие: не было средств привести в исполнение постановление большинства вопреки сильному меньшинству. Разделение мнений на вечах - нередкое явление; решение в таких случаях могло состояться лишь тогда, когда стороны приходили к 'одиночеству' на почве взаимных уступок; это иногда достигалось после горячих споров или даже кровопролитных побоищ. Сильное, энергичное меньшинство могло выйти победителем из таких столкновений. Предметом обсуждения на вечах мог стать любой вопрос государственной жизни, лишь бы нашлось достаточное число желающих принять в этом участие. Всего чаще на вечах решались вопросы о призвании и изгнании князей, о ряде с ними, о военных походах и о заключении мирных договоров. Имеются, однако, указания и на участие веча в законодательной деятельности, в делах судебных (суд политический и чрезвычайный), даже в делах управления, хотя обычно дела суда и текущей администрации ведаются единолично князем. В северо-западных землях (Новгород, Псков, Смоленск) вече и шире развилось, и дольше просуществовало отчасти в силу большого развития городских классов, благосостояние которых поддерживалось торговыми сношениями с Западом, отчасти вследствие того, что эти земли не были захвачены татарским нашествием. В большинстве земель веча постепенно замирают после завоевания Руси татарами, так как разоренное население лишено было возможности принимать деятельное участие в политической жизни: Дума княжеская - постоянный совет при князе, избираемый из среды ближайших его сотрудников - княжьих мужей и бояр, образующих высший служилый класс, переднюю дружину князя. Практическая нужда в сотрудниках побуждала князей привлекать к себе возможно большее число лиц, сильных по своему общественному положению (бояр). При отсутствии обязательной службы, стремление удержать их при себе вынуждало князей действовать всегда в согласии с ними. Отсюда необходимость совещаться с ними по всем делам, где оказывалось нужным их содействие. В обычном порядке князь не предпринимал никакого серьезного дела, 'не поведав мужем лепшим думы своей', 'не сгадав с мужми своими'. Соответственно этому нормальному порядку сложилось и общественное мнение о том, что ближайшими советниками князя должны быть старейшие дружинники - 'бояре думающие'. На почве этой же практики вырабатывается обычная обязательность для князя совещаний с думными и право последних на участие в советах. От этой нормы, как и от всякой другой, возможны были и отступления, но они не колебали общего порядка. Нередко в советах князей являются и представители духовенства, но их участие не было столь постоянным и обычным. Управление при слабости государственной власти было крайне несложным и нерасчлененным. Суд и администрация, центральное и местное управление, государственное и домашнее хозяйство выполнялись нередко одним и тем же органом. Частные интересы не были ограничены от общественных и государственных. Отправление суда, военная организация для защиты страны, сбор доходов - таковы немногосложные задачи управления. Главным его органом является князь, который лично судит, предводительствует войском и собирает дань, объезжая страну (полюдье). Ближайшим помощником князя были его дружинники, старшие (княжие мужи и бояре) и младшие (отроки, детские, грид, дворяне); в число последних попадали и лица несвободного происхождения. С древнейших времен князья раздают своим мужам, а иногда детским города для управления и суда. В этой роли мужи называются посадниками и заменяют в данном округе князя, связывая политически круг с тем стольным городом, князем которого они посажены. В стольном городе, по общему правилу, нет посадника (исключение - Новгород и Псков); помощниками князя, кроме его советников, являются там тиуны и ключники - слуги князя в тесном смысле, по общему правилу холопы. Из должностных лиц упоминаются печатник, стольник, подкладник, ловчий, меченоша, таможенники, куноемцы и др. Войско было княжеское и народное: первое составляла княжеская дружина, причем старшие дружинники не только служили лично, но вводили в состав войска свои собственные дружины. Народным войском было народное ополчение, нередко поголовное. Участие его в походах зависело от постановлений веча; в случае отказа веча помогать князю последний предпринимал поход лишь с дружиной и охочими из среды народа. Предводителем народного ополчения является тысяцкий, назначаемый князем (исключение Новгород). Содержанием войска в походах являлась почти исключительно военная добыча, обогащение которой привлекало как князей с дружинами, так и охочих людей. Финансовое управление сводилось главным образом к сбору дани, носившей сначала форму окупа, определяемого победителем с покоренных народов. В половине X века размеры дани определяются уставами и уроками, и она становится внутренним постоянным налогом. Взимается дань с дыма, с плуга или рала, и с человека, т. е. с отдельного хозяйства. С татарского завоевания установляется дань в пользу покорителей, которую потом взимали сами князья, под именем ордынского выхода, серебра или тягости. Одновременно возникает и ряд косвенных сборов; главнейшим из них была тамга. Период московский или царский отличается от предшествующего совершенно иным соотношением элементов, образующих государство. Вместо многочисленных государств теперь возникают два, Московское и Литовское, мало-помалу поглотившие территории прежних княжеств. В среде юридически однородного свободного населения зарождаются сословия. На место слабой государственной власти появляется все более усиливающаяся единоличная власть государей. Эти перемены произошли медленно, в течение 1 1/2 столетий, вследствие сложных причин - особых условий политического быта на севере, боярских влияний, влияния низших классов населения, монгольского ига, влияния духовенства, византийских влияний, личных качеств государей и прочее. Каждая из этих причин оценивается разными историками весьма различно: источники права остаются те же, но изменяется соотношение между ними. Обычай продолжает играть творческую роль, но получает и иное значение. 'Старина' имеет огромный авторитет и в глазах московских государей: они не решаются открыто ее нарушить, но постепенно ее изменяют. Признание авторитета старины обнаруживается в приемах преобразовательной деятельности: государи вводят новшества не общими указами, а постепенно, в отдельных случаях, пока практика не подготовит почвы для общего указа. Нередко новое право, создаваемое практикой, и совсем не находит отражения в указах. Договор в области внутренних государственных отношений не играет прежней роли и теряет всякое значение в этой сфере с уничтожением свободы службы. Междукняжеским договорам полагает конец объединение государства. Все большее значение в качестве творческой силы права приобретает воля государей. Грамоты их делят на жалованные и уставные. Первыми даруются отдельным лицам и учреждениям имущества или права и привилегии судебные и финансовые, или обеспечивается применение той или иной нормы (грамоты заповедные и правые). Вторыми вводятся правила в сфере управления; таковы уставные грамоты наместнического управления, губные и земские. Кроме этих двух групп существуют еще указные грамоты, адресованные на имя разных должностных лиц и содержащие в себе распоряжения правительства по отдельным вопросам. С объединением Московской Руси издается и первый официальный сборник - Судебник 1497 г. Как и Судебник 1550 г., он является преимущественно собранием процессуальных норм, с немногими лишь статьями материального права, и по содержанию беднее не только Псковской грамоты, но и Русской Правды, из которых он заимствует немногие нормы, нередко с искажением их смысла. Главным источником его являются грамоты наместничьего управления. Второй Судебник является исправлением и значительным дополнением первого. В нем предусмотрен и порядок дальнейшего развития законодательства: по всем вопросам, не разрешенным в Судебнике, установлен доклад государю и всем боярам, решения которых должны приписываться к Судебнику. Так возникли дополнительные статьи к Судебнику или указные книги приказов. Казуистичностью докладов, отсутствием правил о публикации законов и разнообразной компетенцией приказов обусловливается различие содержания указных книг; часто один и тот же вопрос возбуждался и разрешался несколько раз. Так развивалось законодательство в течение столетия. В 1649 г. было издано Соборное Уложение, для рассмотрения и утверждения которого созван был Земской собор, некоторые члены которого принимали участие и в деятельности комиссии. Быстрота, с какой велось дело (началось 16 июля 1648 г., окончено 29 января 1649 г.), указывает, что роль комиссии, составлявшей Уложение, была значительно облегчена подготовленным ранее материалом, например приказными книгами. Источники, которыми должна была пользоваться комиссия, были правила святых апостолов и святых отцов, градские законы греческих царей, прежние государевы указы и боярские приговоры, сличенные со старыми судебниками; новые же правила, не предусмотренные старыми указами, велено составить по 'общему совету'. Комиссия обращалась и к другим источникам, например, к Литовскому статусу, из которого заимствован ряд норм и отдельных статей. Затем, при обсуждении Уложения, ряд вопросов был возбужден челобитьями выборных: насчитывают до 60 статей, явившихся ответом на эти челобитья. По объему, богатству содержания и системе Уложение далеко превзошло Судебники, хотя уступает Литовскому статусу. Оно состоит из 25 глав и 967 статей и было у нас первым печатным сборником законов. И оно, однако, далеко не обнимало всех норм права. В дополнение его частей издавались новые указы, так называемые новоуказные статьи, чтобы искоренить 'злодейства, превзошедшие в обычаи', по примеру 'всех государств окрестных' и даже 'по новым еуропским обычаям'. Государственный быт. Территория Московского государства выросла на территории великого княжества Владимирского, путем предварительного раздробления последней и затем медленного ее собирания и округления. Присоединения совершались большей частью путем захвата, реже покупкой сел и городов, иногда по завещаниям и даже получением в приданое. Среди соперничавших за преобладание князей одержали верх московские, территория которых растет быстрее. Хотя и они также делят свой удел между сыновьями, но эта невыгода отчасти устранялась тем, что старшие сыновья получали больший удел. Особенно важное значение имело распоряжение Дмитрия Донского , который первый распорядился в завещании территорией великого княжения Владимирского, завещав ее без раздела старшему сыну; этому примеру следовали и его преемники. Присоединяемые области обыкновенно инкорпорировались; следы их прежней самобытности сохранились лишь в некоторых местных административных особенностях и в титуле государей московских. Лишь одна Малороссия по акту соединения сохранила самобытность, но вскоре началось постепенное ее инкорпорирование, завершившееся в XVIII веке. Население. Служилые люди. Существенная перемена в положении высших классов населения произошла в XVI веке, когда возникла обязательная служба взамен прежней вольной. Гарантией свободы службы, т. е. свободы приказа на службу и отказа от нее, было право отъезда, признававшееся за каждым вольным слугой в многочисленных междукняжеских договорах до смерти Василия III . Княжеские правительства взаимно обязуются на отъехавших бояр и вольных слуг нелюбья не держать, в села и вотчины их не вступаться и охранять за ними, как и недвижимости своих слуг. Оно не было прямо отменено указом, но уже с XIV века часто нарушается в отдельных случаях: за отъезд наказывают конфискацией вотчин, заключением и даже смертью. Со времен Ивана III берут записи о неотъезде с подозреваемых в намерении отъехать. С уничтожением уделов, когда можно было отъехать только в иноземные государства, в среду служилых людей начин

Биографический словарь
Прослушать

Поделиться с друзьями:

Постоянная ссылка на страницу:

Ссылка для сайта/блога:

Ссылка для форума (BB-код):